ПЕРВАЯ ВЕЧЕРНЯЯ ГАЗЕТА СТОЛИЦЫ
НЕФТИ И ГАЗА РОССИИ
Реклама  
Вторник, 17 Ноябрь 2015 19:50

Подсудимый в розыске

Автор  Антон Юлаев
Оцените материал
(0 голосов)

1010«Убийца» пропал, машина адвоката сгорела…
Почему в деле тюменского разносчика пиццы так много странностей.
9 ноября в Тюменском областном суде состоялось очередное заседание по делу разносчика пиццы Захара Ковригина, обвиняемого в убийстве 26-летней Нуне Саргсян. Как ранее сообщал Znak.com, в минувший четверг, 5 ноября, коллегия присяжных единодушно признала его виновным и не заслуживающим снисхождения.
Судья Татьяна Ионова не стала менять обвиняемому меру пресечения и оставила его под подпиской о невыезде до вынесения приговора, которое должно было состояться на следующий день, в пятницу, 6 ноября. Но Захар Ковригин в суд не явился, и заседание было перенесено на сегодняшний день. За выходные пропавший не нашелся – его телефон по-прежнему отключен, он не появлялся дома и у друзей. Поэтому Ковригин был объявлен в федеральный розыск с одновременным изменением меры пресечения на взятие под стражу.
«Ни один из представителей потерпевшей стороны в суд сегодня не явился, – рассказала Znak.com адвокат обвиняемого Елена Дубровская. – На заседании нам зачитали рапорт судебных приставов о том, что по месту прописки моего клиента нет. Дело официально приостановлено».
По словам юриста, процесс оказался в подвешенном состоянии: вердикт присяжных не является приговором суда, поэтому обжаловать его нельзя.
Ранее Дубровская заявляла, что готова подавать апелляцию в Верховный суд в случае обвинительного приговора.
В данный момент, говорит адвокат, родственники Захара Ковригина намерены написать заявление о его пропаже. Хотя первая версия, которая приходит на ум и подразумевается «по умолчанию», – это побег, но уверенным на 100% в этом быть нельзя. «Могло случиться все что угодно, – объясняет Дубровская. – Он мог наложить на себя руки, его могли похитить и так далее. Напоминаю, что представители потерпевшей стороны не раз публично угрожали Захару расправой, а один раз набросились на него с кулаками».
Речь идет об инциденте в Москве 9 июля 2015 года, когда Верховный суд отменил приговор Тюменского областного суда после первого процесса, на котором присяжные признали Ковригина полностью невиновным. Тогда, напомним, прокуратура обжаловала решение по формальным основаниям – отец убитой не получил разъяснения о том, что может пользоваться помощью переводчиков с русского на армянский и обратно при опросе. Кроме того, один из присяжных привлекался к уголовной ответственности (но не был осужден) и скрыл этот факт. В день пересмотра решения прямо у здания Верховного суда на Ковригина набросился один из родственников убитой.
Он несколько раз ударил молодого человека по лицу и попытался выдавить ему глаза. Остановить нападение удалось только после вмешательства полиции.
Во время первого процесса сторона обвинения использовала в качестве доказательств вины Ковригина набор доводов. Во-первых – признательные показания, которые он дал в день своего первого допроса, а также слова «Я не хотел ее убивать», которые он сказал в тот же день при встрече с родным братом, вызванным в отделение. Во-вторых – найденные в машине обвиняемого 200 долларов, около 4 тыс. рублей и 11 золотых колец. В-третьих – показания некоего азербайджанца, который опознал Ковригина; якобы тот менял у него на рубли 100 долларов. По версии следствия, в день трагедии события разворачивались следующим образом: 1 апреля 2014 года Ковригин на автомобиле Peugeot доставил две коробки с пиццей 26-летней Нуне Саргсян, у которой был день рождения. Передав ей пиццу и получив за нее деньги, Ковригин направился в один из магазинов с установленным «лотерейным терминалом» и проиграл в нем все деньги. Тогда он вернулся обратно в дом к Нуне Саргсян и совершил на нее разбойное нападение – забрал 300 долларов и 11 золотых колец. А чтобы сокрыть это преступление – убил женщину и скрылся.
Линия защиты, в свою очередь, опровергала эти доводы. От признательных показаний Ковригин отказался – по его словам, он дал их под давлением, его пытали током. Слова, сказанные брату, также были вынужденной мерой – якобы следователи пообещали, что тот пойдет по делу соучастником, если Ковригин не возьмет всю вину на себя. Деньги и золото были найдены в машине обвиняемого уже после того, как он приехал на ней в отделение и сдал ключи – то есть к автомобилю могли иметь доступ третьи лица. Показания азербайджанца также могли быть даны под давлением со стороны следствия (свидетель занимался незаконной деятельностью по обмену валюты), тем более после этого он исчез из Тюмени и ко второму процессу обвинение не смогло его отыскать. Наконец, на одежде Ковригина и на нем самом не были найдены следы крови, хотя квартира, где было совершено убийство, была ей буквально залита. Сам обвиняемый утверждал, что в квартире Саргсян он был только один раз – когда доставлял заказ.
Коробки с пиццей, по его словам, он отдал некоему мужчине, а саму Нуне не видел вообще.
Во время первого процесса защита выглядела убедительнее и поэтому присяжные сочли Ковригина невиновным. Второй процесс шел заметно быстрее по времени, при этом обвинение не предоставило никаких новых фактов, а отдельных свидетелей (например, упомянутого «менялу») не привело вовсе. Защита, со своей стороны, привлекла к процессу бывшего управляющего пиццерией, который сообщил, что зарплата Ковригина была немаленькой – около 40 тыс. рублей в месяц (кроме того, он подрабатывал таксистом). Также в деле появились показания кассира, которая принимала заказ по телефону. Она сказала, что у звонившего в пиццерию клиента был мужской голос. Вызванный представитель мобильного оператора сообщил биллинговые данные: сотовый телефон Нуне Саргсян на момент ее смерти (был установлен судмедэкспертизой), а также весь день убийства пеленговался только с одной сотовой вышки. Мобильный телефон Ковригина в момент смерти женщины пеленговался с трех вышек – что косвенно свидетельствует о том, что в это время он передвигался по городу.
Отметим также, что, по словам Елены Дубровской, во время второго процесса трое из 12 присяжных без объяснения причин покинули состав жюри и были заменены запасными заседателями. Совещание жюри заняло всего один час, ни у кого из них не возникло сомнений в виновности Ковригина.
В ночь с 31 октября на 1 ноября неизвестные подожгли автомобиль Елены Дубровской Subaru Impreza, который сгорел и не подлежит восстановлению. Сама юрист уверена: происшествие имеет прямое отношение к делу Ковригина. Однако возбужденное полицией 2 ноября уголовное дело, по ее словам, пока что стоит на месте. Хотя один из жильцов дома видел вероятного поджигателя и сказал, что может его опознать.

Прочитано 9284 раз
Другие материалы в этой категории: « Неёлыча хотят посадить Сексодром с газлифтом »
comments powered by Disqus