ПЕРВАЯ ВЕЧЕРНЯЯ ГАЗЕТА СТОЛИЦЫ
НЕФТИ И ГАЗА РОССИИ
Реклама  
Пятница, 08 Январь 2010 17:55

Кого поставить к стенке?

Автор  Сергей Суразаков, префект-редактор газеты «Вечерняя Тюмень»
Оцените материал
(0 голосов)
 Гладиаторы из Банзая в увольнении.  Старый Арбат, Москва, 1993 год
 Гладиаторы из Банзая в увольнении.
Старый Арбат, Москва, 1993 год
 На стажеровке в Военном железнодорожнике. Екатеринбург, декабрь, 1993 год
 На стажеровке в Военном железнодорожнике.
Екатеринбург, декабрь, 1993 год
 Папа прилетел ко мне на присягу во Львов
 Папа прилетел ко мне на присягу во Львов
 Клуб Банзай – после боя
 Клуб Банзай – после боя
 kogo5.jpg
Размышления после школьного собрания
После общего собрания членов родительского комитета и управляющего совета школы № 10 г.Тюмени по вопросу: «Сохранение и укрепление здоровья учащихся как необходимое условие качественного образования», мне вдруг отчаянно захотелось «взбунтовать дикие племена», как тому герою из «Золотого Телёнка» ...

Это славное время советское
Моё детство прошло в средней школе № 41, что по сей день прячется во дворах тюменской окраины, на улице, названной в честь отважного дипкурьера страны Советов Вацлава Вацловича Воровского, павшего на службе в годы становления Советской власти от пули врага.
Папа был офицером-политработником, мама медрегистратором. Жили небогато, но не бедствовали. Учиться было легко, а жить радостно. «Пионерская зорька» будила каждый день по радио звуками горна и позитивными песнями, типа «Нас утро встречает прохладой» или «Вместе весело шагать», и мы, с сестрой, надев симпатично-практичную школьную форму, бежали в школу, где нас ждал увлекательный мир знаний и захватывающие внеклассные дела «тимуровского движения», рождённого повестью «Тимур и его команда» Аркадия Гайдара, талантливого писателя и смелого военкора, тоже, к сожалению, погибшего в годы Великой Отечественной войны от пули врага.
На всю нашу школу с тысячью двухстами учащимися, дай бог памяти, было всего два хулигана-старшеклассника: Саша Дубровский и Миша Воронцов. Их, помню, всё время «прорабатывали» на всевозможных педсоветах и собраниях, пытались перевоспитать, и Дубровскому, если мне не изменяет память, это общественное давление пошло на пользу: он стал добропорядочным гражданином и примерным семьянином, а вот Воронцов пошёл по лагерям и отнюдь не пионерским – для особо опасных преступников…
Время шло. Школьную скамью в моей жизни сменила казарма Суворовского училища, а затем, по совету отца, я поступил на факультет журналистики Львовского высшего военно-политического училища. Заманчивая перспектива блистательной карьеры военного журналиста вселяла уверенность, что впереди помимо орденов и медалей, если повезёт, меня ждут потрясающие сюжеты для будущих повестей и рассказов (а, может быть, даже романов), которые будут ничуть не хуже текстов Бориса Полевого, Константина Симонова, Аркадия Гайдара…
Мечту украли. Точнее, сломали. Она разбилась, рухнув вместе с Советским Союзом, когда сомнительные лидеры народных республик, наплевав на мнение народа, высказанное на Референдуме, подписали Беловежский «акт» роспуска Союза ССР.

Это смутное время бандитское
Москва, куда нас, русскоязычных курсантов, Министерство Обороны РФ «эвакуировало» из Львова – украинской территории, первой, объявленной бендеровцами, независимой, встретила митингующими площадями, пулемётным огнём у Останкино и залпами из танковых орудий по Верховному Совету народных депутатов. Что происходит, никто не понимал. Офицеры-воспитатели сосредоточенно смотрели в телевизор и молчали, а потом, в патрулях, строго-настрого запрещали вступать на улицах в разговоры с гражданским населением. Но и без разговоров было понятно: теперь каждый сам за себя, и хорошо, если у тебя есть надёжные друзья, крепкие кулаки и стальные мускулы, а ещё лучше – «ствол».
Вчерашние спортсмены активно вооружались. Зачастую, не без помощи начальников складов артвооружения подмосковных воинских частей с ведома командиров, решивших «половить рыбку» в наступившей «мутной воде». И вот уже «чеченская» группировка, объединившись с «казанской», воюют на улицах столицы с «солнцевскими» и «ореховскими» за контроль над авторэкетом. Погони, перестрелки, кровь… Вот уже курганский киллер Саша Солоник по просьбе Сильвестра «отстрелялся» по целям из «бауманской» группировки. Кровь, трупы… А вскоре и сам Серёжа Тимофеев (Сильвестр) взлетел на воздух. А у «Лукоморья» сложил голову лидер «коптевских» Саша Соловьёв…
Какие парни были! Сильные, молодые, красивые… Но предал внук писателя Гайдара идеалы деда, превратился в «мальчиша-плохиша» да и отрыл рыночный ящик Пандоры в угоду заокеанским «буржуинам». И застрочили автоматы, и полилась кровь, и русский снова убивает русского…
Какая уж тут учёба, а тем более служба, когда ни флага, ни родины, когда вокруг стреляют, и всё подчинено Золотому Тельцу? «Tempora mutantur, it not mutamur in ilis», – говорили древние греки: «Времена меняются, и мы меняемся вместе с ними» – и были правы. В общем, свернул я карьеру военного, так и не начиная её.
В ночном клубе «Банзай», был такой в Москве в своё время, в кинотеатре «Ленинград» (днём – кино, ночью – бои без правил), недалеко от станции метро «Сокол», где ещё курсантом на ринге подрабатывал по выходным «гладиатором», познакомился с одним деловым. Начали работать. Вскоре (конец 94-го года) привёз в Тюмень первую фуру китайских пуховиков. Подобрал с улицы одноклассника, недавно «откинувшегося с кичи», назначил директором фирмы. Занимайся, родной, работай. А тот, падла, мне «нож в спину»: через три месяца – одноклассник в бегах, а весь товар – у парней «из 10-ой фотографии». Я к ним: «Что за дела?», а те, мол, ведать не ведаем, с тобой дел не имели. Повздорили. В результате, пропустил я все-таки удар сзади железной трубой по голове. Теперь там пластина титановая стоит вместо части черепа. Зато с Серёжей Медведевым познакомился…

Это подлое время коррупции
Быстро понял я тогда, что бизнес – явно не моя стезя. Заниматься надо тем, что лучше всего умеешь делать.
 «Я умею писать, я люблю писать, и я буду писать», – решил мой мозг, оправившись от ушиба. Так я стал тюменским журналистом.
Сначала на радио у Богоделова, потом на телевидении у Атрошенко, затем в газетах: у Головановой, у Попович, у Логинова, у Вохминой.
Папа сменил военный мундир на гражданский костюм государственного служащего и успел построить неплохую карьеру. Ещё при погонах его выбрали депутатом областного совета народных депутатов, а потом пошли должности консультантов, советников, помощников. Он был ответственным человеком, а потому работу свою делал качественно. Так, например, в пору вице-губернаторства В.Якушева отец, в качестве его помощника, отвечал за работу по обращениям граждан. Подготовленные решения Якушев подписывал, не глядя, будучи уверенным в компетентности Валерия Ильича. Люди были довольны и благодарны, начальство спокойно, а отец самоудовлетворён. Разочарование на его лице я увидел лишь однажды, когда Собянин из популистских соображений урезал зарплату чиновникам до неприлично малых размеров, и папа принёс маме всего пять тысяч рублей.
– Почему ты «пашешь» на них за «копейки»? – спросил я его тогда.
– А, что, сынок, ты готов мне предложить высокооплачиваемую работу? – только и ответил мне он.
Прозрение пришло к нему слишком поздно. Карцинома поджелудочной железы (рак 4 степени) не оставляла никаких надежд на выживание, и он это знал. Печально было наблюдать увядание родителя в отдельной палате онкоцентра. В отчаянных попытках спасти отца я обратился, по совету «знающих» людей, к одной знахарке, которая предложила купить набор «чудо-препаратов» за двадцать тысяч рублей. Где взять такие деньги? Ответ пришёл в голову почти мгновенно – в правительстве. И, действительно, вечером того же дня я мчался за «волшебным» лекарством уже с нужной суммой, которую мне выдал в белом конверте без всяких расписок высокопоставленный ныне бывший коллега моего папы из Жёлтого дома.
– Какими деньжищами ворочают…– многозначительно и с какой-то, как мне показалось, досадой протянул отец, когда я рассказал ему эту историю со знахаркой.
Лекарство не помогло. Через неделю отца не стало.
После его смерти уже никто и ничто не сдерживало меня браться за острые материалы. В борьбе за доходное место одни коррупционеры «заказывали» других коррупционеров, лихо «сливая» грязный компромат на конкурентов и щедро финансируя моё писательство. Так, одной из «жертв» информационной войны за высокое милицейское кресло «пал» однажды генерал-майор П.Захарчук, отстранённый от должности президентским Указом В.Путина после того, как газетка с публикацией о злоупотреблениях генерала умело была доставлена «заказчиками» куда надо.
– Сергей Михайлович, – обратился я к Сарычеву, когда тот уже стал вице-губернатором Тюменской области, – а давайте поставим дело борьбы с коррупцией на поток: учредим журнал для богатых людей под названием «Коррупция»?
Сарычев назвал мою затею «партизанщиной» и в ассигновании отказал.
А неделю спустя в местном журнале «Инсайдер» появилась статья генерального директора ЗАО «Тюменская губерния» – учредителей издания – В.Бычкова «Экономика откатов», в которой автор подробно и с убедительным знанием темы рассказал о механизмах, так называемых, «откатов» чиновникам областного правительства при проведении ими тендеров госзакупок.
– А это, что, тоже «партизанщина»? – спросил я Сарычева, развернув перед его глазами журнал на нужной странице.
– А это уже уголовное дело, – ответил взволнованно вице-губернатор, – мы их засудим!
Никакого уголовного дела не последовало, суда тоже. Говорят, стороны договорились «полюбовно». Но «Инсайдер» почему-то в свет с той поры больше не выходит.

К вопросу о сохранении и укреплении здоровья учащихся как необходимом условии качественного образования, или Деградация поколения под музыку Антонио Лючио Вивальди
Папа не оставил мне богатого наследства. Всё моё наследство – его книги, которые он собирал всю жизнь и в которых собрана вся мудрость мира.
Я живу в не престижном районе, в не престижном доме, и дети мои ходят в обычную, не престижную, с буржуазной точки зрения, школу – муниципальное общеобразовательное учреждение средняя общеобразовательная школа № 10. Но именно это позволяет мне называть вещи своими именами.
В прошлом году школа отметила свой 30-летний юбилей. Старенькая, обветшалая, ни разу не видевшая капитального ремонта, она выглядит призраком рядом с монументальными строениями международного колледжа, построенного на деньги частных инвесторов, в котором учатся их замечательные дети.
Каждое утро этой осенью, провожая на занятия младшего сына-первоклассника, проходя мимо спортивных снарядов, расположенных на пришкольном стадионе в тени могучих тополей, мы наблюдали с ним одну и ту же картину: пять-шесть пустых бутылок из под пива и – обязательно – тара из под водки на фоне несметного количества окурков, валяющихся вокруг зрительской скамеечки. Картина сия не меняется годами. Так было и семь лет назад, когда я вёл в эту же школу старшего сына.
Однажды летом я специально выбрал время в вечерние сумерки, чтобы «потренироваться» на школьном стадионе. Увиденное и услышанное мною в тот вечер не поддаётся описанию в рамках лексических норм русского языка. Молодёжная компания из пятнадцати человек в возрасте от 15 до 17 лет «культурно» отдыхала. Пиво и водка лились рекой, сигареты, шум, гам, нецензурная брань, дикий хохот… Самое страшное, что всех громче в этой компании выступали девушки.
Зимой, когда лютые сибирские морозы «давят» под минус двадцать пять и ниже, они перебираются в тёплые подъезды жилых окрестных домов, и картина повторяется снова: пиво, водка, сигареты, мат.
Старший участковый уполномоченный милиции Алексей Елфимов на эти молодёжные вакханалии смотрит сквозь пальцы. Оно и понятно, в его криминальном районе есть дела посерьёзнее: кражи, разбои, бытовые драки, поножовщина. Народец в восточных микрорайонах Тюмени подобрался ещё тот, но, если разобраться, и попытаться найти корень преступности, то становится вполне очевидно, что он зарождается как раз в таких вот пьяных молодёжных посиделках на школьном дворе. Дурной пример заразителен: за старшими тянутся младшие, и вот уже новые адепты втянуты в жуткую воронку, тянущую молодые неокрепшие души на дно общественной формации. Без надежды. Без просвета. Без перспектив.
– В этом году нам обещали ограждение школы, – сказала в начале своего выступления на общем собрании членов родительского комитета и управляющего совета 10-ой школы её директор Вера Чемакина, – но, к сожалению глубокому и моему и коллектива, мировой кризис ударил прям по нам, и деньги не поступили. Теперь нам клятвенно обещают, что в 2010 году мы, наконец-таки, попадаем на исполнение капитального ремонта, и те 5 миллионов рублей, которые нам обещали на ограждение, у нас будут…
Очень жаль, что на этом общем собрании не присутствовал председатель управляющего совета школы, депутат Тюменской городской думы Сергей Витальевич Медведев, тот самый Серёжа Медведев, с которым я познакомился в бандитское лихолетье 90-х годов прошлого века. Ему как депутату было бы очень полезно послушать, что происходит на земле его избирателей, конкретно в школе, где расположена одна из его общественных приёмных. Не мешало бы побывать здесь и обратить внимание на происходящее также и его другу Серёже Романову, депутату Тюменской областной думы, для которого этот микрорайон и эта школа была первой точкой опоры по дороге во власть. Тут было над чем задуматься.
– Анализируя показатели здоровья детей в целом по образованию города Тюмени – цифры, которые были озвучены на отраслевом совещании, – докладывала родителям Вера Чемакина, – можно сказать, что самая большая группа детей – это дети со здоровьем в промежуточном состоянии: между здоровыми и больными, то есть это дети с разнообразными функциональными нарушениями, не достигшими ещё уровня болезни, но уже свидетельствующими о том, что дотационные ресурсы организма находятся в напряжении, в повышенном риске возникновения клинической патологии. За последние четыре года отмечается рост числа детей с 3-4 группой здоровья. Особое место в структуре детских заболеваний занимают заболевания нервной системы. Сегодня это 8 процентов от всех заболеваний, с которыми дети приходят в школу. Опасность заключается в том, что это число на момент выпуска учащихся из школы через два года, по некоторым прогнозам, может составить до 15 процентов.
Отдельной темой в докладе В.Чемакиной прозвучала проблема школьного питания, которая напрямую влияет на здоровье школьников.
– Меню десятидневного цикличного питания школьника, в первую очередь утверждает Роспотребнадзор, и когда провели анализ калорийности блюд: чем на 30 рублей можно напичкать, грубо говоря, обед школьника, какими калориями, микроэлементами, чтобы ребёнок, согласно нормам Роспотребнадзора, употребил их в свой организм – оказалось, что на сегодняшний день уровень потребления микроэлементов и калорий не соответствует запросам растущего организма. В связи с этим, школой совместно с Калининским комбинатом школьного питания направлено ходатайство на департамент, департамент будет ходатайствовать выше об увеличении стоимости комплексного обеда школьников до 40 рублей. Будем надеяться, что «добро» будет дано, и деньги найдутся…
Не лишено интереса было также выступление школьного психолога Натальи Пиковой, которая рассказала о растущем количестве детей с дивиантным поведением.
– Дивиация – пояснила она, – это отклонение от нормы, которое влечёт за собой изоляцию, лечение, тюремное заключение или другое наказание индивида. Причину девиантного поведения человека некоторые учёные видят в разрыве между целями общества и социально одобряемыми средствами существования этих целей. Провоцируют девиантное поведение неблагоприятные социально-экономические условия, семейно-бытовые неурядицы, конфликты в межличностных отношениях, социально-культурное окружение и общение людей друг с другом.
Реальная ситуация в нашей школе, – продолжала Наталья Сергеевна, – такова: из 661 ребёнка, обучающихся у нас, к категории с девиантным поведением относится 4,5 процентов – то есть 30 человек. Из них 17 человек состоят на учёте в милиции по делам несовершеннолетних. 4 человека состоит на учёте в комиссии по делам несовершеннолетних по Восточному административному округу. Ещё 4 человека находится в группе особого внимания, они состоят на учёте в области. Причинами их постановки на учёт стали: воспитание в неблагополучной семье, уклон от обучения, бродяжничество, антиобщественный образ жизни, административные правонарушения, кражи. Они требуют особую заботу и внимание…
Вот вам, дамы и господа, уважаемые товарищи, объективный результат смены общественно-политического строя в стране на уровне общеобразовательной средней школы: с социалистического (два хулигана на 1200 учащихся) на капиталистический (30 дезадаптированных, а, точнее, дезориентированных юных личности на 661 ученика). Не зря распад СССР Путин в 2004 году назвал «крупнейшей геополитической катастрофой ХХ века».
Однако спустимся с головокружительных высот геополитики и подумаем, что нас ждёт дальше?
– Мы, педагоги, по сути, все оптимисты, – жизнеутверждающе заключила своё выступление Вера Чемакина. – Будем надеяться, что деньги дадут!
Держите карман шире, дорогая Вера Михайловна, конечно, дадут, а потом догонят и ещё раз дадут… У «них» теперь симфонический оркестр на уме – серьёзная статья расходов, так что нам, я думаю, не светит.
Новая Социалистическая революция неизбежна?
Скоро у меня будет третий ребёнок. Эту нечаянную радость Бог подарил нам с женой, когда минувшим летом всей семьёй мы были на родине моих предков по мужской линии, в Горном Алтае.
Как и чем обеспечивать растущую семью – пока уму непостижимо, но, как говорится, Бог не выдаст – свинья не съест. Наш мир заботится о нас. Голова на плечах, руки-ноги есть – что-нибудь придумаем. А вот что будут делать «влиятельные группы продажных чиновников и ничего не предпринимающих «предпринимателей», которые, как выразился нынешний Верховный правитель России Д.Медведев в известной статье, собрались «до скончания века выжимать доходы из остатков советской промышленности, и разбазаривать природные богатства, принадлежащие всем нам», когда круг замкнётся и к клемме народного возмущения будет подведён ток высокого напряжения? Это вопрос.

P.S. Когда эта моя статья была уже почти готова, мне позвонил мой старый суворовский корешок, с кем вместе в далёкой юности познавали «Науку побеждать» незабвенного Генералиссимуса земли русской Александра Васильевича Суворова.
– Привет, как дела? – спросил меня он.
– Вот, статью заканчиваю.
– Как называется? – поинтересовался кадет, дюже охочий до моей писанины.
– «Кого поставить к стенке?».
– Да?! – возбудился он немедленно, – А что, уже началось?
– Нет ещё, но всё к этому идёт.
– Слушай, а у меня тоже кандидаты в «расстрельные» списки имеются. Кому сказать? Где записывают?..

Наша справка
Суразаков Сергей Валерьевич, родился 22 марта 1973 года в г.Новокузнецке Кемеровской области в семье военнослужащего.
В Тюмени с 1978 года. По окончании восьмого класса средней школы № 41 в 1988 году поступил в Свердловское суворовское военное училище, а по его окончанию в 1990 году – на факультет журналистики Львовского высшего военно-политического ордена Красной звезды училища. После развала Союза ССР, отказавшись принять украинскую присягу, в составе русскоязычного «контингента курсантов» был переведен в Гуманитарную академию Вооруженных Сил России (бывшую ВПА им.Ленина, ныне Военный университет МО РФ, г.Москва). В 1994 году уволен в запас.
По возвращению в Тюмень поочередно работал: специалистом по связям с общественностью промышленно-финансовой корпорации «Конверсия» ассоциации офицеров запаса Тюменской области, корреспондентом и редактором службы информации радиостанции «Европа плюс Гермес», репортером телекомпании «Независимое Тюменское Телевидение», автором и ведущим программы «Четвертая власть» в телекомпании «Параллакс» и на «Русском радио в Тюмени», корреспондентом газет: «Наше время», «Ямская слобода», «Тюменская правда», «Комсомольская правда в Тюмени». Автор серии острых материалов.
В декабре 2002 года вошел в состав учредителей Тюменской региональной политической общественной организации «Путинцы» и со дня государственной регистрации - 26 марта 2003 года – работал в должности первого секретаря исполнительного комитета.
После ликвидации ТРПОО «Путинцы» по иску прокурора Тюменской области с 12 сентября 2004 года – независимый журналист.
10 мая 2006 года при проведении журналистского расследования на тему игорного бизнеса получил ножевое ранение в живот. Состоит в переписке Фонда защиты гласности Совета при Президенте РФ по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека с Генеральной прокуратурой РФ.
Женат. Воспитывает двоих сыновей.
Прочитано 23909 раз Последнее изменение Понедельник, 19 Ноябрь 2012 18:45
comments powered by Disqus