ПЕРВАЯ ВЕЧЕРНЯЯ ГАЗЕТА СТОЛИЦЫ
НЕФТИ И ГАЗА РОССИИ
Реклама  
Суббота, 16 Август 2008 01:04

УНЕСЕННЫЕ ЛЕГЕНДОЙ

Автор  Виктор Егоров
Оцените материал
(0 голосов)
Судья просит прокурора задавать свидетелю вопросы, так как это свидетель со стороны обвинения.
Прокурор предлагает ему вспомнить те показания, что он давал во время предварительного следствия.
– Да не давал я никаких показаний! – утверждает парень.
Прокурор просит зачитать эти показания, имеющиеся в одном из томов. Прокурору подают нужный том и Тамара Стафеева прочитывает длиннющую цитату из материалов дела. По этой цитате можно понять, что свидетель Крикун лично знает одного из обвиняемых (Мержоева) и в курсе того, что этот обвиняемый занимался кражами машин.
– Да не давал я никаких показаний, – упирается свидетель.
Инициативу берет в свои руки судья.
– Здесь ваша подпись? – судья просит свидетеля заглянуть в раскрытый том дела.
– Может, моя, может, не моя. Я уже 555 подписей поставил, я уже подписал, что убил Влада Листьева, как на самолете в Москву летел, как мне пистолет ребята дали. У меня уже 50 явок с повинной по 50 трупам.
У прокурора и судьи вопросов к свидетелю больше не было. Но их начал задавать из клетки Георгий.
– Кто приходил к вам и просил дать показания?
– Велижанин приходил, Петровских жути наводил, поедешь, говорит по своему делу в Ижевск, там нелюди, там погибнешь, а если дашь показания, со своего суда прямо домой пойдешь. Сделку предлагал. Когда говоришь правду, их не устраивает, они все так подводят, как им надо, я уже 4 года в следственном изоляторе сижу...
В клетке встает Мержоев и говорит, обращаясь к этому свидетелю:
– Вы когда-нибудь меня видели, это вас спрашивает я, Мержоев?
– Сегодня первый раз увидел, когда в одном автобусе на суд везли.
Адвокаты попробовали тоже о чем-то поспрашивать паренька, но тот стукнул наручниками по трибунке, за которой стоят свидетели, и закричал на весь зал:
– Не знаю я ничего!
Поскольку никто уже не хотел его ни о чем спрашивать, милиционеры этапировали свидетеля обратно в «квартиру» №40.

Лицом к лицу
Только в судебном заседании и только один раз «охотник» и его «жертва» встречаются лицом к лицу прилюдно и в присутствии журналистов: когда милиционер выступает на суде в роли свидетеля, и подсудимый получает право задавать ему вопросы, то есть допрашивать того, кто его отправил за решетку.
23 июля после обеда в зал был вызван свидетель Андрей Иванович Козлов, заместитель начальника уголовного розыска. Он сообщил суду, что в Тюмени долгое время действовала ингушская этническая преступная группа, специализирующаяся на угонах машин. Когда ингушская группа распалась, Мержоев остался один и примкнул к группе Хижнякова. По информации УБОПа и ФСБ, группа Хижнякова специализировалась на угонах дорогих иномарок. Козлов занялся этой группой в 2005 году. «Я осуществлял общее руководство, поэпизодно я не вникал», – так определил свою роль сам Козлов.
Свидетелем он выступал по конкретному эпизоду угона «Лексуса» от кафе «Максим» на улице Мельникайте. Козлов рассказал, что информация в тот день поступала ему в режиме реального времени. Ему стало известно, что Хижняков ищет «яйцо», это «яйцо» уже имеется и его надо «сделать». Он пояснил суду, что одна из моделей «Лексуса-RX300» на сленге группы Хижнякова называется «яйцо». Не было известно, в какой точке города находится «яйцо», которое будут «делать».
Когда по 02 поступил звонок об угоне от кафе «Максим», он сформировал поисковые группы на перехват и задержание. Сам выехал в сторону ДК «Геолог», где находится кафе, чтобы проверить работу поисковых групп. Проезжая рядом с кафе «Черная кошка», он увидел Хижнякова и Мержоева, стоящих и беседующих. Это было минут через пять после звонка об угоне.
– Так как я был один с водителем, я к самостоятельному задержанию не приступил. Вызвал подмогу, но подмога вовремя не пришла. Хижняков сел в машину марки «Лендкрузер-100» и уехал. Я последовал за Хижняковым, сколько смог, но он ездит так, что правила не для него, мы не смогли его отследить.
Сначала вопрос задал адвокат Василий Гречкин, представляющий интересы Георгия:
– Вы были с шофером-милиционером, у вас было огнестрельное оружие?
– Нет.
– Почему, вы же ехали на операцию?
– Я ехал проверять сотрудников.
Затем свои вопросы разрешили задавать Георгию.
– Кто в тот день принял решение меня задержать?
– Я.
– Знали Велижанин (опер) и Батурин (опер), что меня надо задержать?
– Я им отзвонил.
– Значит, они должны были меня задержать?
– Ориентировка была разослана по задержанию.
– Почему же меня не задержали ни в этот день, ни на следующий, кто-нибудь хотя бы приезжал ко мне домой для этого?
– Группы отправлялись неоднократно.
– Есть хоть один документ, подтверждающий, что меня кто-то пытался задержать?
– Вы периодически скрывались.
– Я говорю о времени, о днях, когда был угнан «Лексус». Есть документы, рапорты, отчеты, подтверждающие, что оперативники приезжали ко мне домой?
– Я не понимаю вопроса.
– Понятно. С чего вы взяли, что я и Мержоев угнали этот «рекс»? Вы нашли машину? Вы нашли гараж, где она хранилась?
– Я разговаривал с Мержо­евым...
– А вы знаете, что я познакомился с Мержоевым только во время суда?
– Я разговаривал с Мержо­евым, он сказал, что это тема не его, это тема ваша.
– По данным биллинга (расшифровка географической точки и задействовнной антенны, откуда производится звонок по мобильнику) можно определить, что я нахожусь в гараже, именно в гараже, и не просто в гараже, а рядом с угнанным «Лексусом»?
– Я не понимаю вопроса.
– Понятно. Чем вы можете подтвердить, что с 2006 года была создана преступная группа? Какие фактические следы ее деятельности вы можете привести для подтверждения?
– Если бы группа оставляла следы, вас бы задержали еще в 2006 году.
– Почему вы решили, что Хижняков – лидер группы?
– Члены группы сказали.
– Чем мы занимались?
– Кражей дорогих машин.
– А где вещественные доказательства, машины, болты, детали? Есть доказательства?
За милиционера Козлова на этот вопрос почему-то ответила судья:
– Все доказательства есть в деле, оценка их будет дана в совещательной комнате.
Чтобы доказать, что «лексус» угнали Хижняков с Мержоевым, нужен надежный свидетель, который видел их в это время вместе. Так появился свидетель Козлов. Почему Хижняков спрашивает, пытались ли его задержать на самом деле? Потому что в это время он был дома, а никто к нему домой не приходил и задерживать его не пытался.
Единственное, что не вызывает сомнения – «лексус» госпожи Фалевич действительно угнали в этот день и этот час от кафе «Максим».

Среди тюменских
милиционеров затаился писатель
На суде выступили два свидетеля, речь которых совершенно не соответствует тексту их показаний, данных во время предварительного следствия.
Балкоев Али. Выступал в наручниках, в данное время находится в СИЗО по другому делу. По делу Хижнякова ранее свидетельствовал, что член преступной группы Мержоев при нем разбирал одну из «десяток», срезал в гараже у машины крышу болгаркой, отвозил в другой гараж и т. д.
На суде 23 июля заявил, что ничего подобного не видел. Когда свидетельствовал, уже находился в СИЗО.
– Мне сказали вот здесь подпиши, тебя уловно отпустим, – объяснял он появление текста своего допроса по Мержоеву.
– Про гараж сказали? – спросила судья Надежда Сусан.
– Они диктовали, как они сказали, так я и писал. Они ток мне включали и били.
– Заявление об этом написали?
– Нет.
Прокурор Тамара Стафеева взяла слово:
– Поскольку свидетель утверждает, что давал показания под давлением, прошу огласить лист дела такой-то.
Оглашают: «Мною написано добровольно без физического и психологического давления».
Судья продолжила задавать вопросы.
– Разбирали машину вместе с Мержоевым, была у вас с ним такая встреча в гараже?
– Не было никаких встреч. Начало, про то, что добровольно, я сам написал, а потом сказали, это сюда напиши, это сюда.
– Под диктовку писали?
– Я переписывал.
– Откуда переписывали? – продолжила интересоваться Надежда Сусан.
– Там листок был печатными буквами.
– Кто вас заставлял переписывать?
– Сотрудники оперативно-разыскной части.
– Тогда к вам ток применяли?
– Тогда.
– Где?
– На Тульской.
– Получается, что вы оговорили Мержоева?
– Так получается.
Судья разрешает адвокатам задавать свои вопросы.
– Вы можете описать тех, кто применял ток?
– На лица помню.
– К вам применяли ток, когда про Мержоева допрашивали или когда по своему уголовному делу?
– Не, по своему делу я сразу признался, а по Мержоеву выбивали.
Адвокат Мержоева выступила с ходатайством провести автороведческую экспертизу, мог ли Балкоев собственноручно написать такие показания, какие он дал по делу Хижнякова.
– Мы его лексикон слышали, русский язык для него не родной, изъясняется на нем он с трудом, к тому же он отрицает все, что написано его рукой, поэтому появляется подозрение, что Балкоев не мог быть автором таких показаний.
В суд по просьбе прокурора срочно была вызвана следователь Гендина. Но она сообщила, что не присутствовала при допросе Балкоева. Возникла пауза, судье предстоит решать, что же делать с показаниями этого Балкоева.
Фамилию второго свидетеля, который ни одного слова из своих показаний не смог повторить на суде, я даже не буду называть. Он не сидит в СИЗО, обыкновенный тюменец, но на трибунке вдруг растерялся и отвечал на вопросы, опровергая сам себя. Его показания тоже зачитали. В них он подробнейшим и убедительнейшим образом рассказывал, что давно знает Мержоева, что тот ему говорил, как он угоняет машины, как следит за ними, как подыскивает очередную добычу. На суде – никаких признаков подобного красноречия.
– Вы успокойтесь, не смущайтесь, – попросил его Георгий Хижняков, – скажите, откуда у вас появилась мысль, что Мержоев ворует машины?
– По телевизору в «Черной кошке» так сказали.
– Так говорил вам Мержоев, что ворует, или вы догадывались? – спросила судья.
– Догадывался.
– Вы подтверждаете свои показания, данные во время предварительного следствия? – спросила прокурор.
– Да.
– Вы дали их добровольно?
– Да.
Георгий вновь спрашивает:
– Давайте еще раз, Мержоев говорил вам, что ворует машины?
– Нет.
– Когда-нибудь Мержоев говорил вам, что ворует не только отечественные машины, но и крузеры, лексусы?
– Нет.
Наконец, адвокат Василий Гречкин, защищающий интересы Хижнякова, спросил этого свидетеля:
– Сколько в ваших показаниях правды, сколько вашего, а сколько не вашего?
Свидетель промолчал.
Тот, кто формировал тексты свидетельских показаний, прекрасно владеет языком, очень грамотен и не лишен писательского дара. Для меня это – очевидный факт. Я кое-что в этом понимаю. Я вижу стиль автора, а стиль у всех показаний – один. Повторить этот стиль, то есть огласить устно «свои» показания люди не могут. Понятно, почему. Они не владеют этой лексикой и, что самое главное, не знают логики изложения фактов, потому что не знают всего объема информации, которым владел истинный автор «показаний». Этот таинственный автор составил список «героев-свидетелей», накидал содержание «глав-эпизодов» и выдал нам 26 томов криминального чтива о банде, которую раскрыли и обезвредили тюменские милиционеры. В финале детектива не будет неожиданностей. Все по законам жанра: одним – награда, другим – тюрьма. Нажива.

Борьба за выживание
Был на судебном заседании один момент, о котором я не хотел сообщать читателям. Свидетель обратился к обвиняемым со словами: «Будьте мужиками, говорите, как есть!». А немного погодя, во время эмоциональной перебранки с Георгием он сказал ему: «Ты лично воровал, господин Георгий!».
Я мог умолчать об этом, кроме меня на процесс никто из журналистов не ходит, но эти слова свидетеля – «будьте мужиками, говорите как есть», они, ведь, для всех мужчин и на все времена, и не имеет значения, кем ты работаешь и кто твои друзья. Если бы мы были мужиками и говорили, как есть, у нас было бы другое государство, другое общество, другие семьи и другие дети. И, возможно, у нас не было бы преступников, и нам не нужны были бы милиционеры. Преступники, конечно, были бы, но мы бы нашли их и наказали без чужой помощи, без всей этой непобедимой армады оперов и следователей, зоновских конвоиров и контролеров.
Что это был за свидетель, сказавший столь правильные и нужные слова?
Он привезен этапом из Екатеринбурга. Подслед­ствен­ный. Обвиняется в похищении людей, незаконном хранении оружия и торговле наркотиками. Если последнее подтвердится, этот человек умрет для меня навсегда. Только его слова и останутся. Для меня нет среди живых тех, кто насилует женщин и торгует наркотиками. Я их похоронил в душе заживо.
Но сейчас он пока подследственный, значит еще – живой. И хотя Георгий сделал на суде заявление, что его оговаривает человек, который в Екатеринбурге стал второй «мамой Розой», который пытается сорваться со своего уголовного дела, он такой же просто обвиняемый, как и сам Георгий. До приговора – не виновен.
Екатеринбургская «мама Роза», известная на весь город наркоторговка, уже сидит. Для меня она мертва.
Ее вину доказали не опера со следователями, а родители погибших от героина детей. Родители вынудили оперов и следователей сделать свою работу, начав громить и жечь дом Мамы Розы.
Фамилия свидетеля – Исмагилов. Я ее хорошо запомнил, когда читал 500 страниц обвинительного заключения. По версии следователей, он хотел купить у Мержоева «лексус». Приехал в Тюмень, чтобы посмотреть состояние машины. Мержоев, якобы, взял задаток, 5 тысяч долларов, открыл какой-то гараж. Машина стояла без номеров, Исмагилов понял, что она ворованная, купить не отказывался, но просил сбавить цену с 10 тысяч долларов до 7 тысяч, так как машина была не 2001 года, а 1998.
На суде он и рассказывал все то, что было написано в обвинительном заключении. Причем, рассказывал легко, самостоятельно и без наводящих вопросов вспоминал все детали когда-то записанных с его слов показаний.
В гараже они с Мержоевым не сошлись в цене, поэтому Мержоев закрыл гараж и поехал за 5 тысячами долларов, которые, по словам Исмагилова, Мержоев оставил у хозяев лексуса. Затем Мержоев скрылся и деньги не отдал. По этому поводу Исмагилов и обратился в правоохранительные органы.
После прочтения обвинительного заключения он мне казался простачком, что клюнул на дешевую угнанную престижную машинку, и которого местные ребята кинули, как кидают всегда всех подобных лохачков. Мне было жалко обманутого дядечку, потерявшего за минуту довольно крупную сумму денег – 5 тысяч долларов.
Очень полезно ходить на суды. Очень. Дядечка оказался совсем не простачок-лохачек.
На суде он рассказал, что в Екатеринбурге у него угнали черный «Ленд-крузер Прадо». В бардачке машины находились 500 тысяч рублей и пистолет. Он не стал писать заявление в милицию, а стал искать свой крузер самостоятельно. Машину угнали в день рождения его матери, и он хотел выяснить, кто и за что это сделал.
За помощью обратился к тюменцу Мержоеву, правда, не смог толком объяснить, почему именно к Мержоеву. «Люди» подсказали. Мержоев машину нашел и за 400 тысяч рублей вернул. У него возникло подозрение, что Мержоев его крузера и угнал. Но не сам, а в команде опытного угонщика. Он решил вычислить этого опытного, чтобы найти ответ на вопрос, за что в день рождения матери?
Мержоев стал предлагать ему купить разные машины, вот он и поехал в Тюмень, чтобы посмотреть, с кем Мержоев общается, кто его команда.
С этого момента пошли самые важные детали рассказа свидетеля. Вместе с Мержоевым они подъезжали к «Воднику», Мержоев на крыльце разговаривал с высоким светлым парнем. Позже ему показывали фотографии, он указал на человека, похожего на Андрея Потапова. Но и тогда, и на суде уточнял, что находился в 50 метрах, и было бы лучше показать ему не фотографии парня, а его самого – «светлого высокого в шортах».
Логика следствия понятна сразу: «Лексус» – Мержоев – «Водник» – Потапов – Хижняков. Поэтому появилось заявление о потерянных 5 тысячах и показания с изложением истории, приключившейся в гараже. Но и логика вопросов Георгия к свидетелю тоже понятна:
– Скажите, чем вы можете подтвердить, что у вас кто-то когда-то угонял ваш «Ленд-крузер Прадо»? Машина у вас на руках, заявления об угоне нет…
– Я живу в Екатеринбурге 19 лет, у меня во всех отделениях города есть знакомые милиционеры, я им говорил, они могут подтвердить.
– Почему до суда вы никогда не рассказывали об угоне и о помощи Мержоева, вы его покрывали?
– Зачем лишнее говорить, жалко его, молодой.
– У вас угнали крузер с 500 тысячами в бардачке, вы не пишите заявление, а за 5 тысяч долларов, из которых половину вам вернули через полтора месяца (свидетель это рассказал судье), вы написали заявление, вы сами пришли к выводу, что надо написать заявление или вам посоветовали?
– Вызвал меня сотрудник, я с ним побеседовал.
Тут Георгий обратился к судье и попросил зафиксировать в протоколе устное заявление о том, что свидетель, согласившийся покупать ворованную машину, этот замечательный свидетель, по-кавказски искренний, но похищающий людей и торгующий наркотиками, оговаривает его и других, а на основе его показаний следствие фабрикует дело.
Исмагилов выслушал, заволновался, развернулся к клетке и, глядя на Хижнякова, сказал ту самую фразу: «Хорошо, тогда я буду говорить, как есть. Мою машину ты лично воровал, господин Георгий! Я хочу понять, за что. Вы никогда не хотели договариваться, вы не хотели говорить со мной! Будьте мужиками, говорите, как есть!».
– Ты меня покрывал, да? Ты меня защитить хотел? А в это время твой огромный подельник неожиданно почему-то в мою камеру попал…, – отвечал Георгий, не обращая внимания на всех, кто находился в зале.
– 157 камера не пресс-камера! – крикнул ему Исмагилов, тоже забывший, где он и для чего он здесь.
Уверен, что эта перепалка не войдет в судебный протокол. Но я говорю «как есть», а не так, как напишет секретарь.
Георгий хорошо знаком с Евгением Ройзманом, руководителем фонда «Город без наркотиков» в Екатеринбурге. Знаю методику работы ребят Ройзмана. Они действительно могли запросто забрать крузер Исмагилова, если тот – Мама Роза. И отдать обратно, если тот сдаст очередного майора или полковника, прикрывающего оптовую наркоторговлю (Фонд посадил около десятка офицеров милиции, не без помощи, правда, других офицеров МВД и ФСБ). Следователи обычно знают больше того, что пишут в обвинительном заключении. Это знание и дает им возможность выстраивать цепочку обвинительных признаний. Они заранее знают, кто может выполнить роль очередного звена цепи.
За выживание борются все. В камерах, на суде, на воле. Кто выживет? Тот, кто говорит, как есть? А как в жизни есть? Что мы знаем, как есть в жизни Георгия Хижнякова, Исмагилова, Мержоева? Как есть в жизни оперов и следователей, прокуроров и судей?
Прочитано 5745 раз Последнее изменение Понедельник, 19 Ноябрь 2012 19:00
Другие материалы в этой категории: « Игры лицемеров ОН ТАК И НЕ ПОНЯЛ, ЗА ЧТО СИДИТ »
comments powered by Disqus