ПЕРВАЯ ВЕЧЕРНЯЯ ГАЗЕТА СТОЛИЦЫ
НЕФТИ И ГАЗА РОССИИ
Реклама  
Четверг, 17 Февраль 2011 08:15

ВИСЕЛИЦА ДЛЯ МИЛЛИОНЕРА…

Автор  Владимир Фалеев
Оцените материал
(5 голосов)
ВИСЕЛИЦА ДЛЯ  МИЛЛИОНЕРА…(запрещенная биография)
Он ценил на деньги женские ласки, и ценил их очень дешево: по одной копейке за три объятия, которые петербургские красавицы расточали его солдатам. Будущей императрице Екатерине он дал один дукат за первое свидание» (Валишевский). «Княгиня Голицына служила ему дурой-шутихой. Все взапуски дразнили ее. За обедом царь выкидывал объедки со своей тарелки ей на голову, заставлял подходить к себе, чтобы получать от него щелчки».«Берхольц без обиняков говорит об одном лейтенанте, красивом юноше, которого царь держит при себе «для своего личного удовольствия» (Валишевский). Но княгиня Голицына была хитрой женщиной.
Мы не ведем речь о нравственности Петра I. Государь-марионетка: государством управляли немцы. Петр подчинялся шайке бранденбургско-прусских бандитов, называвших себя ложей «Нептуново общество». Самым великим магистром этой шайки был курфюстр Бранденбурга Фридрих, в 1701 г. ставший королем Пруссии. Он осуществлял колонизацию Московского царства. Его сыну Фридриху-Вильгельму (король с 1713 по 1740 годы) командовать в России уже не позволили «русские немцы».

4
Можно взять еще одного свидетеля из Лондона.
«По поручению духовенства епископ Салисберийский Бернет несколько раз был у Петра. Он отозвался о царе весьма неблагоприятно: «Царь человек весьма горячего нрава», писал он между прочим, «склонный к вспышкам, страстный и крутой; он еще более возбуждает свою горячность употреблением водки, которую сам приготовляет с необычайным знанием дела. В нем нет недостатка в способностях; он даже обладает более обширными сведениями, нежели можно ожидать при его недостаточном воспитании; зато в нем нет меткости суждения и постоянства в нраве, что обнаруживается весьма часто и бросается в глаза. Особенную наклонность он имеет к механическим работам; природа, кажется, скорее создала его для деятельности корабельного плотника, чем для управления великим государством; корабельные постройки были главным предметом его занятий и упражнений во время его пребывания здесь (в Англии). Он очень много работал собственными руками и заставлял всех лиц, окружавших его, заниматься составлением корабельных моделей. Он рассказывал мне о своем намерении отправить азовский флот для нападения на Турцию; однако, он не казался мне способным стать во главе столь великого предприятия, хотя, впрочем, с тех пор его образ действий при ведении войны обнаружил в нем больше способностей, чем казалось тогда (то есть во время его пребывания в Англии в 1697 г.) Он не обнаруживал желания исправить положение Московского государства: он, пожалуй, хотел возбудить в своем народе охоту к учению и дать ему внешний лоск, отправив некоторых из своих подданных в другие страны и пригласив иностранцев в Россию. Была в нем странная смесь страсти и строгости. Он отличался решимостью, но в военных делах не знает толку и кажется вовсе не любознательным в этом отношении. Видевшись с ним часто и беседуя с ним довольно много, я не мог удивляться глубине Божественного промысла, который вверил такому свирепому человеку неограниченную власть над весьма значительной частью мира».

5
«Петр даже не замечал стран, по которым проезжал». «Либуа пишет в Версаль: «Эта небольшая свита очень нерешительна и все, от трона до конюшни, легко впадают в ярость. В царствующей особе есть зачатки добродетели, но совсем дикой...Он встает рано утром, обедает около десяти утра и, если хорошо пообедал, после легкого ужина ложится в девять; но между ужином и обедом он немыслимо много выпивает анисовой водки, пива, вина и съедает фруктов и всякого рода съестных припасов... У него всегда в руке две и три тарелки с блюдами, которые ему готовит его личный повар. Он выходит из-за роскошно накрытого стола, чтобы продолжить трапезу в своей спальне». Ему разрешена животная «власть», «биологическое поведение»…
«Майли пишет: «Обычные люди руководствуются соображениями здравого смысла, но этот (если его вообще можно назвать человеком, в нем нет ничего человеческого) его совсем не слышит... (...) Царь меняет свое мнение каждую минуту. Я ничего не могу вам сказать положительного за все время его путешествия».
Абсолютно бестолкового русского царя сопровождал в путешествии разумный доктор Роберт Арескин. Он в Амстердаме обес-печил «плотнику Петру встречу с немцем Георгом-Генрихом фон Герцем. Врач Арескин продемонстрировал фон Герцу полную послушность «великого царя» (Анри Труайя). Лейб-медик Роберт Арескин – поводырь!
Позже открылось: лейб-медик Роберт Карлович Эрскин оказался агентом первого министра Швеции фон Герца, а сам немец фон Герц (прежде гофмаршал Голштинии) был обвинен в сотрудничестве с королем Пруссии и казнен в 1719 году. Доктор Арескин лечил царя от алкоголизма, обнаружил, что пациент заражен сифилисом…

6
Владимир Фалеев«В конце 1698 года царь возвратился в Москву (из Западной Европы) и на Рождество тешился одной из любимых своих забав: переряженный, с большой свитою на 80 санях ездил славить Христа». «В январе опять 10 застенков в Преображенском для оставшихся стрельцов; в феврале снова казни сотнями и упражнения самого царя с помощью Плещеева. В конце февраля начали вывозить трупы из Москвы: более тысячи было вывезено за заставы и там несколько времени лежали кучами».
«…работали кнут и дыба, и на площадях во время казней, где красовались орудия самых возмутительных мучений», говорит К. Валишевский, «в присутствии барона фон Принцена, прусского посланника, царь будто бы развлекался тем, что срубил головы двадцати стрельцов, осушив столько же стаканов водки, и предлагал пруссаку последовать своему примеру». «Был ли он жестокий дикарь? Так говорили. И действительно, по внешности, кажется, что вопрос этот не подлежит сомнению». Но это дикарь пьяный. Одуревший от водки.
«А у пущих воров и заводчиков ломаны руки и ноги колесами; и те колеса воткнуты были на Красной площади на колья; и те стрельцы, за их воровство, ломаны живыми, положены были на те колеса и живы были на тех колесах не много не сутки, и на тех колесах стонали и охали; и по указу великого государя один из них был застрелен из фузеи. (…) Целые пять месяцев трупы не убирали с мест казни...»
Даже блюститель патриаршего престола Стефан Яворский написал книгу «Об Антихристе».
Царя Петра, когда умер единокровный брат Иван, стали изображать сверхчеловеком, на новом языке символов изображать Геркулесом, Марсом, отождествлять с Юлием Цезарем. «Шествие в Вербное воокресение он прев-ратил в повод для пьяных и богохульных маскарадов». В 1692 г. он поставил буйную пьяную пародию на крестный ход – «Всешутейный и всепьянейший собор». «Во время шествия 1703 г. Петр был изображен на вратах в качестве Улисса, Персея и Геркулеса, держащего, как объяснял текст, «поверженного шведского льва на цепи». Младенец Геркулес, убивающий двух змей, символизировал подавление Петром стрелецкого бунта. Проповеди, речи и картины представляли Петра Марсом, Агамемноном, Нептуном, Юпи-тером, Геркулесом». Феофан Прокопович продемонстрировал дар ритора у трона и «воспользовался случаем сравнить Петра с библейским Самсоном, разрывающим пасть льва». Сам Петр поверил в то, что он Бог, «презентовал себя как основателя России, героя, отделенного от прошлого», «отца самому себе».
Введенный Табель о рангах создавал новую элиту, эти новые ранги (нормы) отделяли «благородных» от «подлого народа». Генеральный двор (немецкий) делил деревни и слободы с русским народов между благородными и служаками.

7
В письме к «метрессам» Анисье Кирилловне Толстой и к Екатерине царь жалуется: «гораздо без вас скучаю. Еще ж объявляю свою нужду здешнюю: ошить и обмыть некому» (Письмо от 29 января 1708 г.). В подлиннике царь Петр психически нездоров и очень жалок, немецкие врачи накачивают его водкой и каким-то лекарством «фонмотивом» (Соловьев С.М., кн. VIII); уже в 1698 году английский епископ Бернет заметил, что Петр с большими усилиями старается победить в себе страсть к вину».
В последнем письме к царице Екатерине (31 октября 1724 г.) он просит ее, а не какого-нибудь генерала, прислать за ним шлюпку и баржу: «Понеже ветр стоит противъной и ежели не можем доехать до Питергофа; того для, ежели и завтра такая ж погода будет, пришли барджу да верейку в Лахту. Петр».
Верейка – это лодка с парусом. Абсолютно беспомощное и жалкое существо. Царь не принадлежит сам себе, он исполняет те роли, которые ему приказывает могущественная масонско-немецкая власть.
Историки медицины спорят: был ли он отравлен или умер своей смертью от множества болезней. Он умирал несколько раз, от него избавились, когда стал не нужен. «...прусский король Фридрих-Вильгельм по случаю кончины Петра называл его «дражайшим другом» и стал носить траур даже в Потсдаме»; «всем велел носить траур четверть года». «На вопрос своего посланника в Петербурге, Мардефельда, как ему носить траур, король отвечал: «как по мне».
Во время похорон гроб царя завернули в гобелены, на которых был изображен Дон-Кихот и сцены сражения сумасшедшего рыцаря печального образа с ветряными мельницами. Гобелены ему подарил король Франции.

8
Сам царь Петр в принятии государственных решений никакого значения не имел, хотя его таскали в походы, за границу, он мог участвовать в совещаниях или не участвовать. Историк А.М. Буровский утверждает, что царь своей рукой «написал 20 тысяч одних указов», добавляя: «Для меня же, говоря откровенно, как раз эти 20 тысяч указов – яркий пример душевного нездоровья Петра». Госаппарат не нуждался в этих указах, они походили на анекдоты, Администрация (немецкая) их игнорировала.
Делая «Обзор сведений судебно-следственных источ-
ников», в частности «Разгла-гольствований тюменского странника», академик Николай Николаевич Покровский говорит: «Осуждение Петра-антихриста неизменно связывается в них с осуждением всего мира социального зла и несправедливости, с обличением Александра I и Николая I как продолжателей душегубного дела «Петра» (Покровский Н.Н. «Источники по культуре и классовой борьбе феодального периода», («Наука», Новосибирск, 1982 г.)

9
Итак, следует отличать физическое лицо Петра I (умственный и психический урод) от мифологизированной персоны «отца народа», «реформатора», «яко Бога», давшего русскому народу «цивилизованное рабство»! И, конечно, безумца Петра I необходимо отличать от «Петра Великого» – бюрократического Госаппарата, созданного немецкой командой «Нептуново общество», учредившего Российскую колониальную империю, которая держала русский народ в рабстве 170 лет; не давала народу ни Вече, ни Думы, ни Совета, где бы народные избранники могли высказывать свое мнение. Не было независимого суда.
Императорскую власть (царскую династию и ее аппарат) крестьяне называли сатанинской, царя – антихристом. Петра I обличали как «немецкого царя» вплоть до убийства народовольцами Александра II (1 марта 1881 г.)
После 1 марта 1881 года революционная риторика новых партий (социал-революционеров, народовольцев-террористов и т.д.) была заменена на риторику «пролетарских социалистов», интернационалистов-марксистов...
Идеи русских князей: князя-капиталиста Матвея Гагарина, князя Дмитрия Голицына и других о «вольной торговле для народа» не утратили актуальность, но демографический взрыв в России (в 1894 году проживало 122 миллиона человек, в 1914 году – 182 млн), когда население оставалось неграмотным или малограмотным, плохо воспринимало «рыночную инициативу». Поэтому возникла новая «волна» мифологизации Петра I как «великого западника», «варвара-цивилизатора».
Не исключено, что новые масонские ложи восхищаются искусством «Нептунова общества» (немцев); в 1991-1999 гг. взяли на медицинский ошейник Ельцина Бориса Николаевича… «Пока в Германии революция еще медлит «разразиться», наша задача – учиться государственному капитализму немцев, всеми силами перенимать его, не жалеть диктаторских приемов для того, чтобы ускорить это перенимание еще больше, чем Петр ускорял перенимание западничества варварской Русью, не останавливаясь перед варварскими средствами борьбы с варварством» (Ленин В.И., соч., т. 27, с. 307).
«Но некоторое моральное удовлетворение Владимир Владимирович Путин может получить, например, от обладания Звездой ордена Петра Великого первой степени (2001 г.), которую глава государства получил за «личный вклад в дело укрепления российской государственности». Кстати, такая же Звезда, но второй степени у патриарха Алексия II». (Виктория Приходько «Невидимые знаки Путина», «Моск. комсомолец», 2-9.05.2007 г.)
«Высшую общественную награду Российской Федерации – орден Петра Великого – губернатору Югры Александру Филлипенко за выдающиеся заслуги перед Отечеством, способствующие процветанию, величию и славе России, вручил президент Академии проблем безопасности, обороны и правопорядка Виктор Шевченко.
Эта общественная организация создана три года назад. В нее входят практически все первые лица государства, в том числе президент России Владимир Путин (...). Перед Александром Филиппенко ордена были вручены президентам Казахстана Нурсултану Назарбаеву и Таджикистана Сапармурату Ниязову» (Яков Погудин «Ком. правда», Тюмень, 1.02.2005 г.)
Президент США Джордж Буш сообщил нации, что на днях намерен закончить чтение книги «Петр Великий» (в Америке так называют русского царя Петра l). Буш изучает это произведение американского автора на своем техасском ранчо после поездки в Ватикан, где он принимал участие в прощании с папой римским». (Евгений Бай, Вашингтон, «Известия», 11.04.2005 г.)
«Первый российский император теперь стал коммерческим брендом – благо срок давности по авторскому праву вышел. Его именем называют кофе и пиво, национальную премию, сигареты и настоянную на изюме водку. В Петербурге действует компания «Петр Великий» (Журнал «Форбс», февраль 2007 г.).
Прочитано 10870 раз Последнее изменение Понедельник, 19 Ноябрь 2012 21:16
comments powered by Disqus