ПЕРВАЯ ВЕЧЕРНЯЯ ГАЗЕТА СТОЛИЦЫ
НЕФТИ И ГАЗА РОССИИ
Реклама  
Вторник, 17 Ноябрь 2015 20:07

Огонек на Лубянке

Автор  Елена Мухаметшина, vedomosti.ru Фото NIGINA BEROEVA/AFP
Оцените материал
(0 голосов)

7009a74e2a2ef50ee6feb4b0В отношении художника Петра Павленского, который поджег дверь здания ФСБ, возбуждено уголовное дело по ч. 2 ст. 214 УК РФ (вандализм по мотивам политической вражды, до трех лет лишения свободы).
Художник был задержан у здания ФСБ в ночь с воскресенья на понедельник. По словам бывшего сотрудника ФСБ, здание на Лубянке, дверь которого поджег Павленский, используется для протокольных мероприятий и размещения вспомогательных служб ФСБ. Павленский объяснил смысл акции в выложенном в интернете видео: «Страх превращает свободных людей в слипшуюся массу разрозненных тел. Угроза неизбежной расправы нависает над каждым, кто находится в пределах досягаемости для устройств наружного наблюдения, прослушивания разговоров и границ паспортного контроля».
В Санкт-Петербурге идет суд (очередное заседание – 17 ноября) над Павленским по статье «вандализм»: в феврале 2014 г. на акции «Свобода» Павленский поджег автомобильные покрышки на Мало-Конюшенном мосту. «Если его арестуют, то, видимо, будут этапировать в Петербург на суд», – говорит его адвокат Дмитрий Динзе. Председатель «Агоры» Павел Чиков считает, что правоохранительные органы могли бы ограничиться мелким хулиганством: «Есть масса случаев, когда подобные действия квалифицировались именно так, с максимальным наказанием 15 суток административного ареста. Хотя такие же действия у [украинского режиссера Олега] Сенцова квалифицированы как теракт». После акции «Фиксация», когда Павленский прибил мошонку к брусчатке на Красной площади, художнику вменили более тяжкую статью «хулиганство», но дело прекратили за отсутствием состава преступления. У Павленского есть заключения минимум трех психиатров, что он вменяем, говорит Чиков.
Павленский – продолжатель традиции политического акционизма, при этом он сокращает зрелищность акции, но усиливает компонент социального переживания, отмечает искусствовед Андрей Ерофеев: «Еще одна новизна в том, что произведением является не только акция, но и ее последствия – допрос у следователя, где он обсуждает искусство, суд, реакция общественности». Ерофеев считает, что власти пытаются минимизировать значимость акции для нее, вменяя статью «вандализм», «поэтому здравый смысл пока торжествует». В отличие от дела Pussy Riot власть вряд ли выиграет от этой истории – репутация ФСБ отличается от репутации церкви, говорит политолог Алексей Макаркин.

МНЕНИЕ
Автор жжот
Ответить на вопрос, сумасшедший ли Петр Павленский легко. Ваш личный ответ на этот вопрос зависит всего лишь от математических знаков «плюс» и «минус». Павленский поджог ФСБ – и он псих. А если бы поджог врата американского посольства? Был бы героем выпусков новостей как неравнодушный борец за многополярный мир. И соответственно наоборот: если вы против Путина – то Павленский герой борьбы с кликой чекистов, а если бы он поджог врата американского посольства, то стал бы психом и вы воскликнули бы: живем в дурдоме и вот вам лишнее доказательство. Доктора проверяли Петра Павленского не один раз и говорят, что этот художник не безумнее любого, кто едет с вами в метро или толчется в «пробке».
Заметьте, кстати, что во всех акциях Павленского не пострадал ни один человек даже косвенно – кроме него самого. Не кому-то, а себе он отрезал ухо, зашил рот, обмотал голое тело колючей проволокой и пригвоздил элементы мужского достоинства к брусчатке. В этом смысле человек, бросающийся на соседа по автомобильной пробке с битой куда безумнее. И гражданин, который обматерил вас с головы до ног за то, что вы наступили ему на ногу в метро – тоже. Так почему же Павленского называют безумным? Потому что он делает то, чего не делают остальные! По крайней мере, 99,99% такого не делают. А по нашей давней традиции, всякий, кто не похож на остальных и делает что-то необычное – сумасшедший. Можно сказать, что его формы протеста против окружающей отвратной действительности некрасивы и хулигански.
Ну, а чего же молчат элегантные и высокохудожественные люди? Где уличные шествия с флажками и шариками? Где смелые песни и вольнолюбивая проза? Где неформальное кино? Или мы теперь «Левиафан» будем до дыр засматривать еще лет тридцать? Или все всем довольны, а жить становится все лучше и все веселее? Ни черта подобного. Но абсолютное большинство недовольных обывателей либо смирились с жизнью жвачных животных, либо воюют за свободу и справедливость, не отрывая задницы от дивана. И скривляют лица, когда придурковатый Павленский свою задницу сажает на холодную брусчатку и приколачивает яйца гвоздями. Да, он странный парень, этот Петр Андреевич, однако он свою странность показать не стесняется.
Он говорит и показывает, что ему в этой жизни не нравится – так, как умеет, в меру своего понимания и умения. А тысячи умных, культурных и нормальных не показывают никак. Не говоря уже про толпы дураков, если и приковавших себя к чему-то, то только к телевизору. Поэтому проблема не в Павленском. Если он или Pusst Riot становятся лидерами протеста – это доказывает не столько их ненормальность, сколько ненормальность всего, что вокруг них.
Антон Орехъ, обозреватель «Эхо Москвы»

Прочитано 7119 раз
Другие материалы в этой категории: « Подмосковный Левиафан
comments powered by Disqus