ПЕРВАЯ ВЕЧЕРНЯЯ ГАЗЕТА СТОЛИЦЫ
НЕФТИ И ГАЗА РОССИИ
Реклама  
Суббота, 30 Май 2009 20:16

Мир становится жестче

Автор  Леонид Виноградов, russianews.ru
Оцените материал
(0 голосов)
Мир становится жестчеИмя Николая Валуева известно даже тем, кто терпеть не может бокс и никогда его не смотрит. Среди тяжеловесов он выделяется огромным ростом и габаритами. В прошлом году Николай дебютировал в кино – в фильме «Каменная башка» сыграл боксера, потерявшего память.
– Николай, вы с детства мечтали о спортивной карьере?
– Я мечтал быть моряком – хотелось путешествовать. Любил читать приключенческие книги. Но занимался спортом. Поскольку я еще в детском саду был на голову выше всех, в пятом классе родители привели меня в баскетбол. Стал чемпионом страны среди юношей младшего возраста. С седьмого класса жил в интернате, домой приезжал только на выходные и каникулы. Это в Советском Союзе был спортивный интернат номер один, туда ребята со всей страны приезжали учиться. Сейчас там Академия спорта, опять же номер один в России. Но я хотел стать сильным, чтобы за себя постоять, а этих качеств баскетбол не развивал. Вернее, именно в моей секции их не развивали – от тренера многое зависит. Поэтому в восьмом классе я перешел в легкую атлетику, стал метать диск.
– А как оказались в боксе?
– В 90-е годы тяжело стало заниматься легкой атлетикой – у федерации не было денег. И когда мне предложили попробоваться в профессиональном боксе, я рискнул. 20 лет – возраст не для старта. Пришлось переучиваться, бегать много (дискоболы на тренировках почти не бегают). Через полгода я выиграл первый бой. Заработал деньги. Некоторые думают, что профессиональный спорт – это богатая жизнь. На самом деле там единицы из тысяч добиваются успеха. И деньги зарабатывают ценой здоровья.
– Бокс считается жестоким видом спорта. Вячеслав Лемешев тяжело болел и умер в 44 года, у Мохаммеда Али уже много лет болезнь Паркинсона.
– А другие доживали до старости! Я знаю бывших боксеров, которые и в 80 лет в прекрасной форме, до сих пор грушу бьют. Это все эмоции. Да, большой спорт сопряжен с травмами, но в гимнастике (спортивной и художественной), в фигурном катании травматизм гораздо выше, чем в боксе. Я не отрицаю, что это жесткий мужской вид спорта. Но не жестокий.
– И не только мужской. Как вы относитесь к женскому боксу?
– Как мужчина не приветствую и никогда не смотрю. Как спортсмен прекрасно этих девушек понимаю. Это честолюбие, выплеск эмоций, возможность проявить себя. Не каждая женщина даже в счастливом браке довольствуется ролью домохозяйки. Их выбор, их право, но когда недавно моя двухлетняя дочь Ира взяла мои перчатки и стала, играя, мутузить сына Гришку, я с ужасом подумал: «Только бы она всерьез не надела эти перчатки». Нет уж, пусть растет женщиной, приобретает навыки, необходимые жене и матери. Впрочем, мне грех жаловаться, она в свои два года в куклы играет, маме пытается помогать по хозяйству, швабра своя у нее есть. Жена Галя много с ней занимается.
– Хотите, чтобы сын стал спортсменом?
– Он уже занимается дзюдо, плавает и играет в футбол. Но в этом году пойдет в школу, придется выбирать, оставлять что-то одно. Учиться тоже надо. Мне кажется, для борьбы у него хорошие данные. В меня пошел – ширококостный; не намного, но выше своих сверстников. Специальной цели вырастить чемпиона я не ставлю. Давить на него не буду, но и на самотек не пущу. Я же отец, а мальчишка в 14–15 лет что понимает в жизни? Мужиком хочу сына вырастить, который и за себя постоять сможет, и слабого защитить, и семью обеспечить. А для этого спорт в любом случае пригодится. Он дисциплинирует, закаляет характер.
– Один знакомый священник, преподававший в молодости в школе ЦСКА, говорил мне, что спорт – это тоже в какой-то мере аскетика. Согласны? Может, спорт и к вере прийти помогает?
– Спортсмен обязан себя во многом ограничивать. А помогает ли это прийти к Богу, не мне судить. Я не могу объяснить, почему в 20 лет пошел креститься. Захотелось и все. По наитию. А во время таинства почувствовал, что делаю правильно. Не могу назвать себя образцовым христианином, посты соблюдаю плохо, но стараюсь жить с Богом в сердце, общаться с Ним. Для этого есть молитва. Люблю бывать в храме, дружу с двумя петербургскими батюшками – отцом Андреем и отцом Александром. Детей крестил, а когда родилась Ира, мы с Галей обвенчались. Три года назад перед боем с Руисом друзья посоветовали съездить в Александровку – русскую деревню под Потсдамом – к отцу Анатолию Коляде. Удивительный человек, проповедник, пастырь. Уже 22 года он там служит, в приходе сегодня около тысячи человек, причем не только русские, но и сербы, хорваты, румыны. Выяснилось, что в молодости он тоже занимался боксом. Батюшка благословил меня на бой. Теперь всегда, бывая в Германии, обязательно приезжаю к отцу Анатолию.
–  Сейчас очень популярны бои без правил. Спорт ли это?
– Безусловно, спорт. Люди потом и кровью зарабатывают себе на жизнь, и их за это можно только уважать. На самом деле название вводит в заблуждение. Есть бои без правил, в которых действительно нет никаких правил. Но они проводятся закрыто, там погибают люди, об этом стараются не писать – негуманно. Официальные же бои без правил гораздо жестче бокса, но правила там есть. А называются они так, чтобы публику привлечь. Думаю, со временем бокс отомрет, останутся только бои без правил.
– Вы не хотели бы поучаствовать в таких боях?
– Нет. Я реалист. Этому учиться надо. Даже не в 20 лет начинать, а гораздо раньше. Борцам легче вписаться – там много элементов борьбы. Кикбоксерам тоже – они одинаково хорошо умеют бить руками и ногами. А боксерам сложно переучиваться.
– Понравилось ли вам сниматься в кино?
– Фильм тяжелый. Филипп хотел зацепить зрителей, и ему это удалось. А своей работой я никогда не бываю доволен. Просматривая запись боя, всегда нахожу моменты, когда мог отработать лучше. Но я благодарен Филиппу Янковскому и Оксане Фандере за профессиональные советы.
– Герой фильма вам близок?
– И да, и нет. Не дай Бог никому пережить подобное (у героя картины – боксера в автокатастрофе погибла невеста, а сам он получил черепно-мозговую травму и потерял память. – Авт.). Но несмотря на болезнь, он по-прежнему надежен и постоянен в своих действиях. А эти качества – надежность и постоянство – я ценю в людях больше всего. В конце фильма он понимает, что продюсер и друг – подлец и предатель, но прощает его. И в этом сила моего героя.
– Каждому спортсмену рано или поздно приходится менять работу. Вы связываете свое будущее с кино?
– Поступят интересные предложения – буду сниматься. Вот только в комедийной роли я себя не представляю. Но также связываю свое будущее с организацией школы единоборств. Вижу, что в Петербурге это необходимо: чтобы с улицы детей увести, от компьютеров оторвать. Ни для кого не секрет, что творится с детским здоровьем, в армии скоро некому будет служить. А есть замечательные методики, основанные на ударной технике рук и ног. На Западе они активно используются. Очень полезны для здоровья, поддержания формы. В том числе и для девочек. Им, конечно, необязательно друг друга лупить – лучше пусть с мешком тренируются, занимаются этим как фитнесом. А из мальчишек надо растить мужчин, защитников, им полезно и в контакте поработать. Начнем с Петербурга, потом, возможно, в других городах откроем школы. Когда я был мальчишкой, даже в уличных драках были свои правила. Сегодня и на улице, и в жизни правил все меньше. Поэтому создание спортивных школ актуально, как никогда. Воспитаем в детях характер, твердость духа, они с Божией помощью выстоят в этом жестоком мире, останутся людьми.
Прочитано 4024 раз Последнее изменение Понедельник, 19 Ноябрь 2012 21:11
Другие материалы в этой категории: « Легким движением пера Татьяна Зыкина, певица »
comments powered by Disqus