ПЕРВАЯ ВЕЧЕРНЯЯ ГАЗЕТА СТОЛИЦЫ
НЕФТИ И ГАЗА РОССИИ
Реклама  
Суббота, 26 Январь 2008 17:58

«Полстраны мечтало выпить с моим отцом»

Автор  Евгения УЛЬЧЕНКО
Оцените материал
(0 голосов)
   – Абсолютно нормальным. Когда был чемто недоволен, мог «наехать» запросто. Но нотаций не читал. Были моменты охлаждения, редких встреч, а были и такие, которые приятно вспоминать...
   Я отца подетски любил, однако понимать начал только после его смерти. Папа был очень сильным человеком, и тогда, в 1980м, мы надеялись, что он выкарабкается. Отец строил планы и умирать не собирался. Он хотел свозить меня за границу. Мы, бывало, весело общались, я выпрашивал у него подарки, джинсы…
   – Спустя столько лет как вы объясняете популярность Высоцкого?
   – Наверное, мало кто помнит, что за год до гибели Юрия Гагарина проводился опрос: «С кем бы вы хотели встретить Новый год?» Гагарин и Высоцкий поделили симпатии примерно пополам. Потом Гагарин погиб, и папа как­то пошутил, что теперь он – самый необходимый за столом… Отца нет уже 27 лет, а к нам в Центр приходят его поклонники, говорят о Владимире Семеновиче, его песнях и стихах, которые созвучны нашему дню. И это уже не популярность, а скорее любовь. Популярность – то, что надо постоянно поддерживать. Концертами, выступлениями, околотеатральной шумихой, скандалами, наконец…
   – Как вы относитесь к тому, что после смерти Владимира Высоцкого число его друзей резко возросло?
   – Человеку свойственно в чем­то хорошем преувеличивать свою роль, а в плохом – преуменьшать. Вокруг отца немало неправды, но дело еще и в том, что он много общался, и если человек ему нравился, то действительно чувствовал себя его другом. И в музее, и у нас дома появляются люди, которые знали отца совсем немного, но считают, что имеют право называть себя его друзьями. А есть такие, которые дружбу 30летней давности используют себе во благо: ходят по кабинетам, решают какие­то свои проблемы, привлекая к себе внимание общественности. Но есть люди – их немного, – которые когда­то помогли отцу, были близки с ним. Вот они – молчат. Да и кроме того, они очень помогают Музею Высоцкого.
   – О Высоцком написано много книг. Вам интересно их читать?
   – Крайне редко. Не потому, что я знаю какуюто правду немыслимую и никому о ней не скажу. Я, вообще, не последняя инстанция. Ктото со мной не согласен и с удовольствием читает то, что мне не нравится. Очень многие стараются быть искренними. Но спустя столько времени написать о том, что было на самом деле, трудно. Я симпатизирую друзьям отца – актерам Смехову и Золотухину, у которых есть правдивые воспоминания. Они оба относятся ко мне почти породственному.
   – К 70летию Владимира Семено­вича издано что­то новое?
   – 22 января у нас в музее прошла презентация двух книг. Это работа Натальи Крымовой, которая входила в Комиссию по творческому наследию Высоцкого, образованную почти сразу после его смерти. И хорошо изданный, красивый альбом о жизни Высоцкого в фотографиях, документах и воспоминаниях – «Добра! Высоцкий». Мы очень долго его готовили.
   – Небылицы о Высоцком сейчас перестали сочинять?
   – Иногда попрежнему пишут откровенные глупости. Мне запомнилась книга, вышедшая где­то в Польше. Ее автор заявил, что Высоцкого убили по приказу КГБ, и привел какие­то несуществующие документы. На издание не обратили особого внимания – наверное, потому, что подобной ерунды уже много. Порой своими мыслями делятся люди, которые ничего, кроме школьных сочинений, в жизни не писали. Да и те на «двойку». А потом они вдруг садятся за вот такой толщины том.
   – Марина Влади была первой, кто написал книгу о Владимире Семеновиче. Вы с ней встречаетесь?
   – С Влади здесь практически никто не общается. Она дружит только с переводчицей Юлей Абдуловой. У нас с Мариной есть общие дела, которые касаются книг и договоров, связанных с наследием Высоцкого. А личных отношений у нас с ней, по большому счету, и не было никогда. Чуть­чуть мы сблизились, когда отца не стало, а потом жизнь свое взяла. Сегодня общаемся постольку­поскольку…
   – Говорили, что вам не понравились ее воспоминания о том, как Высоцкий пил и сидел на наркотиках?
   – Дело не в том, что мне не хотелось, чтобы люди об этом узнали. В нашей стране пьет каждый второй. Нужно писать не о том, чем отец похож на остальных, а о том, чем отличается. Замените фамилию «Высоцкий» в воспоминаниях о нем на любую другую – и вы будете читать о скучном человеке с диким количеством пороков. Задачей Марины было представить Высоцкого Западу – и она с ней справилась. А здесь она открыла шлюзы для желтой информации. Я никогда не вторгался в ее отношения с отцом, не смел их судить. Я возражал и никогда не приму ее позицию относительно многих близких мне и отцу людей. Например, моего деда. В книге «Владимир, или Прерванный полет» много событий, которые были, но происходили не так и не тогда.
   – Сегодня вы не испытываете к Влади неприязнь?
   – Отцу ее книга не навредила: вся грязь со временем отпадает, а творчество остается. У меня никаких враждебных чувств к Марине нет, я вообще отходчивый человек. Она многое для отца сделала, действительно занималась его здоровьем, показала ему мир, познакомила с эмиграцией…
   – При жизни Высоцкого Марина была известна как чуть ли не единственная его жена. Вам не обидно, что ваша мама – Людмила Абрамова – оказалась в тени?
   – Ну, вопервых, Влади – звезда мирового уровня, а не только российского. Во­вторых, она публичная фигура, а моя мама, хотя тоже актриса, – нет. Все три жены отца – актрисы. Про первую из них – Изу – вообще мало кто знал…
   – С ней вы не общаетесь?
   – Высоких отношений, честно говоря, не получилось. Никто из нас к этому и не стремился. Возможно, у Изы есть для этого какие­то свои основания.
   – Вам известно что­то о ее жизни?
   – Она – единственная из жен Владимира Семеновича, которая взяла и до сих пор носит его фамилию. После развода с отцом замуж Иза больше не выходила. Родила от другого человека сына Глеба. В прошлом году ему исполнился 41 год, Глеб – тоже Высоцкий. Иза Константиновна – народная артистка России, почти 40 лет живет в Нижнем Тагиле, работает в Нижнетагильском драматическом театре… В столице Иза бывает крайне редко, и даже биографы отца почти никогда не упоминают ее имя.
   – Высоцкий и Влади не демонстрировали себя как семейную пару?
   – Знаете, это сейчас люди появляются вместе на тусовках, фотографируются и «светятся»… В Советском Союзе этого просто не было. Но об отцовском романе с Мариной в то время только ленивый не говорил. Потому что это было удивительно и невероятно: француженка, звезда, всеми любимая…
   – В Екатеринбурге не так давно был открыт памятник Высоцкому и Влади. Спустя годы рядом с Владимиром Семеновичем – опять Марина. А чем занимается ваша мама?
   – Когда мы со старшим братом Аркадием были маленькими, мама ушла из профессии. Выбрала семью. И ни мне, и никому это не обидно. Сейчас мама преподает в школе историю искусства и работает методистом у нас в музее, прекрасно проводит экскурсии… А жизнь отца и ее личные с ним отношения – разные вещи. Они разошлись в 1968 году, а официально оформили развод в 1970м. Марина – главный персонаж его жизни, он ее любил.
   – Чем занимается Аркадий и сколько сейчас внуков у Владимира Семеновича?
   – Аркадий – сценарист, режиссер, преподает в институте. У него пятеро детей. Они очень разные. Старшая дочь и старший сын Володя живут в Америке. Так сложилась их жизнь. Из московских самый старший – Никитка, который назван в честь меня. Он будет, судя по всему, историком. Третья жена Аркадия работает в Москве референтомпереводчиком. Мой сын Семен от первого брака учился на юридическом, но сейчас хочет стать театральным режиссером. А младший мой сын учится в МГУ, на факультете Азии и Африки, занимается китайским языком.
   – Внуки Высоцкого гордятся своим знаменитым дедом?
   – Как и старшие дети Аркадия, мои сыновья знают и слушают песни Высоцкого. Их никто не заставляет учить его стихи наизусть, не говорит: «Вот ходи и гордись». Об актерской профессии никто из внуков Владимира Семеновича пока не думает. Посмотрим.
   – Одно время шли разговоры о детях Владимира Высоцкого, которые якобы рождались в разное время в разных городах…
   – Журналисты раздували версии о том, что у нас с Аркадием есть сводные братья. Их, этих «братьев», было много. Они приходили, рассказывали, как их «теряли». Был даже такой, который требовал эксгумации тела отца. Не мое дело комментировать отношения отца с женщинами. К счастью, теперь время «детей лейтенанта Шмидта» прошло, хотя был период, когда их находилось предостаточно.
   – Как вы относитесь к тому, что исполнителей песен Владимира Высоцкого с каждым годом становится все больше? –
   Мне нравится, когда их поют мои друзья. Я очень люблю, когда это делают Игорь Сукачев, Саша Скляр, Миша Ефремов, Дима Певцов… Или Гоша Куценко. Я им, честно, просто благодарен. Им не нужен проект «Своя колея». У них и так все в порядке. А они собираются, разучивают с музыкантами песни, стараются, работают. Многие спрашивают: ну зачем же ты разрешаешь вот такомуто петь?! Никому не запрещаю. Песни отца не совсем моя собственность, и не мне решать, кому их исполнять. Когдато, кстати, это Марина сформулировала, сказав: «Пусть поет, кто хочет. И пусть один из 100 сделает это хорошо».
   – Фильм «Ликвидация», показанный в конце прошлого года по телевидению, некоторые критики называют ремейком сериала «Место встречи изменить нельзя», а главного героя сравнивают с Жегловым. Вы разделяете такую точку зрения?
   – Ни Машков, ни Урсуляк не старались повторить фильм Говорухина и образ, созданный Высоцким. Можно сравнивать только уровень. То есть, грубо говоря, «Ликвидация» – фильм очень приличного уровня. Но вообще, Машков абсолютно самостоятельный актер – я не увидел никакой попытки повторить образ Жеглова. Хотя ассоциации могут возникнуть, потому что, вопервых, это сериалы. Во­вторых, костюмные. И события в них происходят примерно в одно и то же время. Но думаю, что это уже проблемы зрительского восприятия, а не людей, которые делали эту картину. И, помоему, сделали очень хорошо.
   – Какие мероприятия в связи с юбилеем пройдут в эти дни?
   – Вчера в нашем музее открылась выставка, посвященная детству Высоцкого, его учебе в школе и институте. Как всегда, мы делаем большой проект «Своя колея» – в этом году совместно с Первым каналом. Он будет показан 26 января вечером в праймтайм. А вообще, уверяю вас, что по стране и по миру пройдут, наверное, сотни всяких мероприятий. Я знаю, что в Дубне открывается памятник Владимиру Семеновичу. В Вильнюсе будет установлена мемориальная доска на здании, где выступал Высоцкий. Обязательно постараюсь туда поехать. И в Самаре, и в Новосибирске, и в Краснодаре, и в других городах состоятся вечера памяти.
   – Пять лет назад в вечере памяти Высоцкого принимал участие сам Путин. А как сейчас?
   – Если придет, будем рады встретить. Президент России в Театре на Таганке бывал. На прошлом юбилее отца я сидел по левую руку от Владимира Владимировича. Я не являюсь его поклонником, но должен признать, что Путин очень обаятельный человек. Там были Юрий Петрович Любимов и другие актеры старше Путина по возрасту. И можно сказать, что он обаял всех. Но вот особенного интереса к песням отца я у него, честно говоря, не заметил.
   – Стихи Высоцкого переводят на другие языки?
   – Только что мне принесли перевод на армянский язык. Книга еще «теплая», обязательно поместим ее на выставке. Высоцкого переводят очень много и охотно. И на норвежский, и на английский, и на французский, и на польский, и на китайский, и на прибалтийские языки. Даже на венгерский язык – он очень труден для перевода.
   – Никита, вы – человек творческий, а работаете директором музея. Этого не мало?
   – Конечно, я не об этом мечтал. Все в моей жизни складывалось более или менее удачно, и когда пришел сюда, в Центрмузей, – думал, ненадолго. Но с тех пор так и сижу в кресле руководителя. Времени на кино и театр почти не остается. Но случаются прорывы. В наступившем году у меня будет сразу несколько премьер. Так что я не страдалец и не несчастный человек. Знаю, что комуто кажется, будто я не совсем своей жизнью живу. Вот никому этого не желаю. Другое дело, что отца надо помнить и любить, и гордиться тем, что в нашем роду был такой человек. Но надо быть самим собой и жить своей собственной жизнью.
   Беседовала Евгения УЛЬЧЕНКО
Прочитано 3677 раз Последнее изменение Понедельник, 19 Ноябрь 2012 21:11
Другие материалы в этой категории: « Принцесса всей Грузии Горбачев »
comments powered by Disqus