ПЕРВАЯ ВЕЧЕРНЯЯ ГАЗЕТА СТОЛИЦЫ
НЕФТИ И ГАЗА РОССИИ
Реклама  
Пятница, 08 Январь 2010 05:01

Торжества на руинах

Автор  Наталия ПУЛИНА, Павел КАССИН (фото) Берлин
Оцените материал
(0 голосов)
 Торжества на руинах
 На «домино», пока его не обрушили,
приходили посмотреть многие берлинцы
и гости города
 Салют над Бранденбургскими воротами
 Салют над Бранденбургскими воротами
 Один из немногих фрагментов стены остался там,  где стояло здание гестапо
 Один из немногих фрагментов стены
остался там, где стояло здание гестапо
 Пропускной пункт «Чарли»
 Пропускной пункт «Чарли»
 Горбачев, Меркель и Валенса на Борнхолмском мосту
 Горбачев, Меркель и Валенса
на Борнхолмском мосту
 Пенопластовый муляж стены повержен
 Пенопластовый муляж стены повержен
 Берлинская стена граффити 9.11.2009
 Берлинская стена граффити 9.11.2009
 Новое поколение немцев уже не ощущает разницы между востоком и западом
 Новое поколение немцев уже не ощущает
разницы между востоком и западом
 На стене число погибших за каждый год ее существования. Преодолеть ее было делом рискованным
 На стене число погибших за каждый год ее
существования. Преодолеть ее было
делом рискованным

Германия с размахом отметила 20-летие падения Берлинской стены

Стена несбывшихся надежд

Несмотря на то что 9 ноября в Германии рабочий день, на праздник в Берлин съехались люди из разных уголков этой страны, а также многочисленные туристы. Власти Германии творчески отнеслись к празднествам. Торжества начались с того, что канцлер Германии Ангела Меркель, экс-президенты СССР – Михаил Горбачев и Польши – Лех Валенса совершили пеший переход через Борнхолм-ский мост, который некогда соединял Западный и Восточный Берлин.
В центре города на том месте, где некогда стояла стена, была выложена двухкилометровая «цепочка» из огромных блоков, стилизованных под костяшки домино. Их разрисовывали профессиональные художники и дети из разных стран. Художественный муляж стены торжественно обрушили 9 ноября. Со стороны Рейхстага его, видимо, за заслуги в борьбе с советским прошлым поручили толкать Леху Валенсе. В программе торжеств было заявлено, что со стороны Потсдамской площади «стену-Light» будет обрушать Михаил Горбачев. Но его место почему-то занял председатель ЕС Жозе Мануэль Баррозу.
Вообще говоря, на этом празднике ощущалась большая неразбериха. Так, например, поздравительные речи президентов России и Франции, а также госсекретаря США и премьер-министра Великобритании, которые Дмитрий Медведев, Николя Саркози, Хиллари Клинтон и Гордон Браун произнесли на родных языках, не сопровождались синхронным переводом. Правда, во время телетрансляции эта ошибка была исправлена.
Несвойственную дотошно пунктуальным немцам нарочитую небрежность при организации праздника, который затянулся под ливневым дождем на четыре с лишним часа, объясняют тем, что они поздно взялись за его подготовку. Политикам было не до того, ведь, как известно, несколько месяцев назад в Германии прошли выборы в бундестаг.

Символы интеграции
Сейчас от Берлинской стены осталось чуть более одной сотой. Как известно, ее общая протяженность составляла 155 км, из них в черте Берлина – 43,1 км. Сегодня же ее остаток в столице Германии длиной 1,3 км воспринимается как музейный экспонат под открытым небом с политическим подтекстом.
Подлинные фрагменты стены все же еще можно увидеть в сегодняшнем Берлине. Один из них сохранился там, где некогда стояло здание гестапо. Как рассказывают сами жители, с объединением Германии в стране возникли горячие споры о том, стоит ли оставлять стену вообще. Вскоре был найден компромисс – ее поставили в части бывшей ГДР, в том месте, где до возведения стены был берлинский порт, а затем на протяжении 40 лет – зона отчуждения. Интересно, что на этом месте стена прежде никогда не стояла.
Зримый символ времен холодной войны, ставший олицетворением «железного занавеса», носит название East Side Gallery' («Галерея восточной стороны») и уже 20 лет представляет собой галерею граффити. Этот пока что неказистый район Берлина планируется реконструировать.
Что же касается отличий между Восточным и Западным Берлином, то сейчас их почти незаметно. Бывших гэдээровцев «выдают» разве что постройки советской архитектуры. Но бывшим западным немцам это не мешает покупать квартиры и снимать офисные помещения в самом центре города, бывшем Восточном Берлине. И наоборот – в экс-центре Западного Берлина на домах все чаще на глаза попадаются объявления о продаже недвижимости. Немцы полагают, что это верный признак интеграции.
Берлин после объединения Германии, как известно, приобрел статус столицы ФРГ в 1991 году. Многие местные жители, особенно из бывшего Западного Берлина, не очень рады этому. Их несколько раздражают приехавшие после переноса столицы в город «белые воротнички» из Бонна. Ведь во времена «железного занавеса» в Западном Берлине проживала довольно специфическая публика. Туда всеми правдами и неправдами стремились молодые люди из всей ФРГ, чтобы избежать службы в армии. Ведь в Западном Берлине не было войск ФРГ.

Лекарство не от всех болезней
Любопытное применение настоящей Берлинской стене нашли англичане. Специалисты по нетрадиционной медицине убеждены, что порошок, изготовленный из бетона и арматуры некогда разделявшего Берлин на восток и запад «железного занавеса», прекрасное лекарство от со-циофобии. Они даже запустили маленькое производство. И лекарство под названием Murus Berlinensis, что по латыни означает «Берлинская стена», теперь выпускается в виде микстуры и таблеток.

Хотели как лучше...
Незримая стена отчуждения между востоком и западом объединенной Германии все-таки остается. И западные, и восточные немцы затаили обиду друг на друга. Дело в том, что в бывшей ГДР после объединения зарплата была меньше на 40%, чем в ФРГ. Зато на востоке до объединения были все блага советской цивилизации – бесплатное жилье, детские сады, медицина и образование. В одночасье все это было отменено и многие немцы почувствовали себя обманутыми и обделенными.
С объединением Германии начала давать сбои некогда отлаженная до совершенства западногерманская система здравоохранения и пенсионного обеспечения.
В ФРГ в отличие от ГДР существовали специализированные фонды. Они не были рассчитаны на влившихся в западногерманское общество почти 17 млн восточных немцев. Из-за этого заметно упал уровень жизни в объединенной Германии.
Сегодня социальные проблемы бывшей Восточной Германии решаются более высокими тепами. Там повсеместно присутствует высокоскоростной Интернет, тогда как во многих западногерманских городах работа Сети сильно «тормозит». Доходит до смешного. Знаменитые немецкие автобаны напоминают свой идеал лишь на востоке. «В Восточной Германии дороги, которые нам и не снились, – рассказывает жительница Дортмунда Уль-рика Бауэр. – На тамошних автомагистралях даже стоят дорожные знаки с рекомендуемой скоростью не менее 130 км в час. Тогда как на западе большинство автобанов не ремонтировалось как минимум пять лет».
Понятно, что западные немцы тоже затаили обиду на своих соотечественников с востока. «Приезжайте в Дрезден, – говорит Ульрика Бауэр, – город так шикарно отреставрирован. В Западной Германии тоже полно исторически значимых мест, но о них власти почему-то подзабыли». Но больше всего экономных и расчетливых западных немцев раздражает так называемый налог на солидарность в размере 5,5% от совокупного месячного дохода, который они должны ежемесячно выплачивать за интеграцию. «Моя зарплата – 2 тысячи евро, ПО я вынужден отдавать за воссоединение», – жаловался переводчик Йозеф Бонке из Франкфурта-на-Майне.
И все же восточные немцы продолжают искать лучшей доли на западе страны, ведь уровень доходов там заметно выше. Некоторые восточногерманские города уже называют «мертвыми», например Франкфурт-на-Одере. Правда, ближе к столице коренное население уплотнили выходцы из стран третьего мира. И женщины в мусульманском одеянии в Берлине – явление нередкое. Берлинские риелторы сталкиваются с трудноразрешимой проблемой. «Посмотрите на списки жильцов этого квартала: Ньянгу Бабангиду, Мохаммед Салех, Реджеп Текке. Это же гетто! – воскликнул берлинский риелтор консервативных взглядов Эгон Людендорф.
– Даже стесненные в средствах немцы и те не желают такого сомнительного соседства».
Инициатор объединения Германии – тогдашний канцлер ФРГ Гельмут Коль, выступая 27 апреля 1989 года в бундестаге с правительственным заявлением, сказал: «...Нашей целью остается свободная единая Германия в свободной объединенной Европе». А уже спустя полгода Берлинская стена формально перестала существовать. 9 ноября 1989 года правительство ГДР обнародовало новые правила выезда и въезда из страны. Гражданам ГДР с 10 ноября того же года разрешили получать визы для немедленного посещения ФРГ. Услышав это правительственное сообщение, которое транслировалось по телевидению, сотни тысяч восточных немцев вечером 9 ноября бросились к границе, разделяющей капитализм и социализм.
«Пограничники сначала пытались разогнать людей водометами, но оружия не применяли, видимо, приказа «стрелять» не было, – вспоминает очевидец тех событий Удо Майер. – Людей собралось так много, и они, несмотря на то, что были облиты водой из водометов да и погода была прохладной, не отступали. Пограничникам пришлось открыть границу. Каково было наше удивление, когда с той стороны стены мы увидели жителей Западного Берлина, рвущихся нам навстречу. Потом они рассказывали, что очень боялись быть расстрелянными восточногерманскими пограничниками. Но какая-то необъяснимая сила гнала их вперед – в Восточный Берлин. Наша встреча была похожа на праздник – ликование, аплодисменты, объятия, поцелуи».
Как бы то ни было, но падение Берлинской стены объединило некогда разделенный народ. А молодые люди, рожденные после 1989 года, и вовсе не чувствуют никаких обид. Новое поколение немцев – уже истинно единая нация.
«Осей» и «весси» (так называют друг друга бывшие выходцы из ГДР и ФРГ), несмотря на мелкие обиды и неудобства, ставят этот факт во главу угла. К тому же если даже учесть отмену социальных благ восточных немцев, в новой Германии их уровень жизни вырос в разы. Западные немцы тоже испытывают некую радость от объединения, признается пенсионер из Дортмунда Ханс Майер. «К тому же мы победили в холодной войне», – не без гордости добавляет он. Наверное, в немцах все же силен дух соперничества, ведь создается такое впечатление, что упиваясь этой своей победой, они хорошо помнят, кто именно одержал триумф в Великой Отечественной войне.
Прочитано 4938 раз Последнее изменение Понедельник, 19 Ноябрь 2012 19:35
comments powered by Disqus