ПЕРВАЯ ВЕЧЕРНЯЯ ГАЗЕТА СТОЛИЦЫ
НЕФТИ И ГАЗА РОССИИ
Реклама  
Четверг, 29 Декабрь 2016 22:40

Ёлочка, гори!

Автор  Игорь Киян, versia.ru
Оцените материал
(0 голосов)

rogdestvoКак в СССР запрещали и разрешали ёлки

Традиция устанавливать ёлку насчитывает в нашей стране менее 200 лет.
Однако практически на всём протяжении этого срока судьба рождественской ели складывалась более чем непросто – обычай поочерёдно пытались запретить представители церкви, ура-патриоты, коммунисты и просто любители живой природы. Не менее любопытно, что решения о запрете и реабилитации этого, казалось бы, совершенно безобидного обычая принимались на самом высоком уровне.

Как известно, обычай наряжать ёлку в честь наступления Нового года в Россию принёс Пётр I, подсмотревший его во время путешествия по Европе. Однако на протяжении последующих 100 лет иностранная традиция продолжала оставаться чуждой экзотикой. Во-первых, на Руси ель исторически считалась символом смерти, отчего крестьяне чурались нового обычая. Во-вторых, согласно петровскому указу еловыми ветками предписывалось украшать крыши трактиров. Это привело к тому, что питейные заведения начали повсеместно называть «ёлками». Понятно, что при таком имидже новогоднего дерева дворяне также не стремились устанавливать его у себя в домах.
В результате традиция украшать ёлку укрепилась лишь в начале XIX века, после того, как петербургская аристократия решила перенять красивый обычай устанавливать ёлку в честь Рождества у проживающих в столице немцев. 24 декабря 1817 года по инициативе великой княгини Александры Фёдоровны, супруги будущего императора Николая I, в покоях цесаревича была устроена домашняя ёлка. Подражать примеру начальства в России было модно уже в те времена, а потому ёлки быстро вошли в обиход столичной знати.

«На каждом деревце можно белого повесить!»
Окончательно в российский новогодний интерьер ёлка вписалась лишь к концу XIX века. Традиция укоренилась настолько, что, как писал Василий Розанов, никому уже и в голову не придёт называть её нерусской. Однако, как оказалось, такие всё же нашлись. Поводом стала начавшаяся в 1914 году мировая война. На волне антигерманских настроений ультрапатриоты требовали напрочь отказаться от всего немецкого, вплоть до зубного порошка и пива. Вспомнили и о ёлочке. «Можно считать почти установившимся мнение, что ёлка – измышление немецкого народа, что русская старина её не знала», – писали «Биржевые ведомости». Масла в огонь подливали священники. Как отмечал доктор исторических наук Антон Иванов, Святейший Синод не преминул разъяснить, что церковь всегда относилась к ёлочной традиции насторожённо. А ректор Петроградской духовной академии Анастасий прямо заявил, что занесённый от немцев обычай нужно искоренить и возвратиться к «скрепам» – колядованию, пению песен и посыпанию друг друга рожью. Впрочем, инициатива всё же не получила широкого распространения. Куда более сильный удар по сложившейся традиции нанесли пришедшие к власти большевики.
«Бытует мнение, что советская власть запретила ёлку сразу же после октябрьского переворота. Однако это не так. Сразу после захвата власти большевики на ёлку не посягали», – пишет доктор филологических наук Елена Душечкина. Масштабная атака на обычай, неразрывно связанный с религией, началась лишь в 1922 году, когда было решено противопоставить Рождеству «комсомольские святки».
25 декабря, объявленного нерабочим днём, по стране прокатилась акция. Активисты из комсомола ходили по улицам, наряженные в костюмы буржуев, кулаков и священников, устраивая сожжение «божественных изображений» и читая злободневные стихи:
Скоро будет Рождество,
Гадкий праздник буржуазный...
Тот, кто ёлочку срубил,
Тот вредней врага раз в десять,
Ведь на каждом деревце
Можно белого повесить!
Одновременно комсомольцам рекомендовалось обходить дома и вести «антиёлочную» агитацию. Судя по всему, она велась с таким разгулом, что рвение комсомольцев осудил даже Ленин, назвав его «вредным озорством». Тем не менее пропаганда не прекратилась – спустя два года ленинградская «Красная газета» сообщала: «Заметно, что рождественские предрассудки почти прекратились. На базарах не видно ёлок – мало становится бессознательных людей!»

«Предложил Кобе разрешить празднование Рождества»
Реабилитация ёлки произошла в 1935 году. 28 декабря главная газета страны «Правда» опубликовала статью за подписью кандидата в члены Политбюро Павла Постышева, в которой он вспоминал, как до революции дети крестьян и рабочих с завистью смотрели в окна богатых домов на танцующих у украшенной ёлочки детей буржуев. «Давайте организуем весёлую встречу Нового года для детей, устроим хорошую советскую ёлку во всех городах и колхозах!» – призывал Постышев. Буквально на следующий день в Москве и Ленинграде открылись ёлочные базары, а в домах культуры и школах для детей были устроены ёлки.
Столь быстрая их организация вкупе с неожиданной сменой отношения к «пережитку прошлого» сразу навела многих на мысль, что всё это сделано не случайно. И действительно, спустя много лет Никита Хрущёв раскрыл в своих мемуарах секрет: оказывается, идея снять табу с традиции исходила лично от Сталина, а Постышев был выбран лишь в качестве «говорящей головы». Дело в том, что за полтора месяца до этого Сталин произнёс программную речь об успехах в деле построения социализма, завершив её ушедшей в историю фразой: «Жить стало лучше, жить стало веселее!». Новогоднее торжество с сияющей огнями ёлочкой должно было подтвердить тезис вождя. Те-перь празднование Нового года не только не запрещалось – оно стало обязательным мероприятием для всех школ, детских садов и клубов.
Интересно, что похожим образом Сталин позже поступил и с Рождеством, о чём известно гораздо меньше. Его публичное празднование фактически оставалось под запретом, однако с середины 40-х годов власти начали смотреть сквозь пальцы на то, что при церквях священники после службы устраивают для своей паствы рождественские торжества. Подоплёка этого стала известна из опубликованных уже в наше время мемуаров Лаврентия Берии. Оказывается, именно он в марте 1943 года обратился к Сталину с идеей ослабить давление на верующих. Естественно, тоже с дальним прицелом. «Предложил Кобе к концу года разрешить празднование Рождества, – писал Берия в своём дневнике. – Мы к этому времени освободим много новых территорий, немцы там открывали храмы, а попы их где поддерживали, где как. Если мы вернёмся, а храмы останутся, это оценят. А мы ещё Рождество добавим. Получится хорошо. Союзники тоже оценят. Коба послушал, говорит: а что, в дороге и веревочка пригодится, давай».

«Не пора ли прекратить рубку елей в СССР?»
По окончании Великой Отечес­твенной войны стройная пушистая лесная красавица стала непременным атрибутом празднования Нового года – теперь на того, кто усомнился бы в целесообразности её присутствия в зале, посмотрели бы с удивлением. Тем не менее в 1959 году всё-таки была предпринята очередная попытка если не сломать, то несколько видоизменить традицию. Впрочем, на этот раз под сомнение ставилась не идеологическая составляющая, а экономическая. Академия наук Армянской ССР направила в союзный Совет Министров письмо, в котором предлагала запретить рубку хвойных деревьев для новогоднего украшения. «В результате усиленной эксплуатации и местами нерационального ведения лесного хозяйства площади лесов Советского Союза быстро сокращаются, – писал председатель комиссии по охране природы академии Х. Мириманян. – Срубается такое количество ели, которое, по минимальным подсчётам, составляет 15 тыс. гектаров. В свете всего этого возникает вопрос: не пора ли прекратить рубку леса на ёлки по всему Советскому Союзу?» В качестве альтернативы представитель академии предлагал наладить производство искусственных ёлок, выращивать ёлочки в кадках либо устроить специальные питомники. Правда, последняя идея ставилась под сомнение, как не исключающая возможности злоупотреблений. И хотя в последующие годы все три инициативы были претворены в жизнь, всё равно главная ёлка страны по-прежнему имеет природное происхождение, ведь настоящий запах праздника невозможно заменить никакими эрзацами.

petuh webКСТАТИ:
О любопытном курьёзе, связанном с советской новогодней пропагандой, пишет Елена Душечкина в своей книге «Русская ёлка». Каждый ребёнок в СССР с детства знал о том, как Ленин устроил в Горках ёлку для живущих в округе крестьянских детей. Этому событию были посвящены многочисленные рассказы и стихи. Однако авторы старательно умалчивали о дате праздника. И не без причины – ёлка проводилась в канун Рождества, что не вязалось с антирелигиозной пропагандой. Другой проблемой стало описание празднования. Обычно сооб-щалось, что Ленин пригласил целую кучу детей, веселился вместе с ними и раздавал подарки. Однако попытки разыскать участников торжества ни к чему не привели. «В 1938 году художница Е.С. Зернова обратилась к Крупской с просьбой рассказать о том, как проходила ёлка в Горках. В ответ Крупская написала: «Дорогой товарищ, я не советовала бы вам брать эту тему. Он был на ёлке в Горках, но тогда он был тяжело болен, его вывезли в кресле, ребят там было очень мало», – пишет Душечкина. Это дало исследователям повод полагать, что в реальности на ёлке в Горках было не более пяти-шести родственников, воспитанников и близких семьи Ульяновых, а также несколько детей обслуживающего персонала.

Прочитано 1836 раз
Другие материалы в этой категории: « Любовь и петухи
comments powered by Disqus