ПЕРВАЯ ВЕЧЕРНЯЯ ГАЗЕТА СТОЛИЦЫ
НЕФТИ И ГАЗА РОССИИ
Реклама  
Суббота, 26 Январь 2013 08:19

Государственный преступник

Автор  Сергей Филатов
Оцените материал
(0 голосов)

Tobolsk Kremlin by Dmitry MedvedevОсновным средством в борьбе с народно-освободительным и революционным движением в Российской империи, царское самодержавие избирало массовую высылку неугодных в Сибирь, которая со временем становилась местом сосредоточения противников существующего режима.

 

В конце 1861 года, за революционную деятельность в Восточную Сибирь был выслан, поэт, видный общественный деятель М.И. Михайлов. Путь, которого пролегал через Тобольск, где в то время находился приказ «О ссыльных» (единственное учреждение такого типа) занимавшийся распределением ссыльных по региону.
Из воспоминаний самого М.И. Михайлова «…я оказался закован в полупудовые кандалы, посажен в кибитку между двумя жандармами и увезен в неведомое пространство. Мое «невольное» путешествие до Тобольска продолжалось около 20 дней. За это время никто из нас не отдыхал, не менял белья, я же, будучи закованным в кандалы еще не снимал и обуви. По прибытии, через два дня, мои ноги были освобождены от кандалов, которые более мне не надевались».
Интерес вызывает описание его прибытия в книге Д.И Копылова, Ю.П. Прибыльского «Тобольск» «…поздним утром 31 декабря 1861 года у парадного подъезда губернаторского дома остановился крытый дорожный возок, из которого вышел жандарм с пакетом в руке, следом за ним второй жандарм и штатский, одетый в тяжелую шубу. Когда последний, ступил на землю, на его ногах звякнули кандалы. Так возили только важных «государственных преступников». Жандарм с пакетом поднялся на тесовое крыльцо и скрылся за дверями. Узник зябко повел плечами. Это был Михаил Илларионович Михайлов, ехавший на бессрочную каторгу в Восточную Сибирь. Жандарм, вошедший в дом, вернулся, все также, держа пакет в руке, и сообщил, что губернатор пакета не принял и велел отвезти ссыльного в приказ, который находился на горе».
Как отмечают вышеупомянутые авторы в своей книге «Тобольск», на Михайлова произвело впечатление посещение приказа «О ссыльных», «…убожество приказной канцелярии и жалкий вид канцелярских чиновников. На них были костюмы, какие можно встретить разве в казарме, где помещаются ссыльные из бедных слоев общества: продранные сапоги и валенки, покрытые заплатами штаны, замасленные сюртуки с оборванными пуговицами и худыми локтями».
Затем Михайлов был помещен в острог, начавшийся строится как пересыльная каторжная тюрьма в 1838 году, по проекту архитектора Вейгеля, начавшая свою работу после ее освящения 25 ноября 1855 года. До него в тюремном замке побывали М.В. Петрашевский, Ф.М. Достоевский и многие другие. Один из ее постояльцев описывал «…в тюрьме было очень скверно, помещение сырое. В камере темно, окон мало, да и перед ними высокий забор, так что свету проникать трудно».
Весть о прибывшем арестанте мгновенно «облетела» тюремный замок. Заключенные приходили к его камере поглядеть на него. Его приезд «взбудоражил» город, жители которого давно неzamok видели знаменитостей такой величины. Он был встречен как герой. Еще до приезда в Тобольск, он приобрел популярность, благодаря своим опубликованным статьям в журнале «Современник», в которых он говорил о положении женщин в российском обществе, а именно, о необходимости уравнения женщин в гражданских правах наравне с мужчинами.
В тюремном замке его навещали и приглашали к себе местные чиновники: вице-губернатор М.Г. Соколов, прокурор Н.А. Жемчужников, полицмейстер К.Д. Кувичинский, военный врач Е.Н. Анучин. Сам Михайлов не только принимал гостей, но и делал визиты в городе (более десяти раз). В его честь, давались обеды. Женщины приносили ему цветы в камеру.
В остроге он познакомился с несколькими политическими ссыльными. Встреча М.И.Михайлова с В.А. Обручевым приобрела большой резонанс, выходящий за пределы маленького провинциального городка.
Долгое пребывание его в Тобольске объяснялось затянувшейся перепиской местной администрации с С.-Петербургом о способе препровождения его в Иркутск. По состоянию здоровья Михаил Илларионович не мог следовать обычным арестантским этапом. Только 27 января 1862 года, после 28 дней пребывания его в городе, было получено разрешение, ехать на почтовых лошадях за свой счет.
«За все время моего пребывания в Тобольске, я пользовался самым дружеским, почти родственным вниманием многих, мне не давали ни скучать, ни чувствовать какое-нибудь лишение», писал в своих «Воспоминаниях» М.И. Михайлов.
Для отправки из Тобольска были назначены два жандарма: писарь управления Николаев и вахмистр Ф.П. Бердников, который утром 26-го января 1862 года получил словесное указание от штаб-офицера К.Я. фон Колена сопровождать Михайлова до места назначения.
В приказе «О ссыльных» Бердников получил подорожную и деньги, там же управляющий показал ему государственного преступника Михайлова, который затем был отправлен в тюремный замок со смотрителем. После чего, вахмистр направился в полицию подписывать подорожную, а оттуда на почту, где велел подать лошадей в тюрьму к пяти часам, как было приказано управляющим о ссыльных.
Заметив, что Михайлов был без кандалов, следуя из приказа в полицию, вахмистр зашел к жандармскому полковнику фон Колену, и уточнил у него, как ему везти Михайлова, закованным в кандалы или нет. На что получил ответ «везти его как ему сдадут».
К назначенному времени Бердников пришел в тюрьму из дому, куда заходил за теплой одеждой, где его ждал Николаев, который передал ему пакет из приказа в Иркутскую «Экспедицию о ссыльных». В тюремном замке Михайлова не было, но при этом смотритель дал ключ от камеры Михайлова и велел взять вещи, которые тут же, были осмотрены жандармами, кроме чемодана, который был закрыт, а ключ от него находился у самого хозяина. Забрав поклажу, сопровождающие поехали за Михайловым, при этом один жандарм сел рядом с ямщиком на козлах, второй в возок.
Прибыв к Ждан-Пушкину, вахмистр поднялся наверх в дом и спросил у полицмейстера Кувичинского ключ от чемодана. Осмотрев чемодан во дворе в присутствии Николаева и не найдя в нем в нем ничего кроме белья с сюртуком, вернул ключ.
Вскоре вышел Михайлов, в сопровождении Кувичинского и др. господ. Вахмистр Бердников уточнил еще раз уже у полицмейстера, как будет приказано сопровождать Михайлова в кандалах или нет, на что, получил ответ «везти, как получил». Осмотрев самого сопровождаемого, жандармы тронулись в путь.
За городом, у заставы возок был остановлен, стоящим поперек дороги экипажем. Выйдя из возка, вахмистр увидел тех же людей, что были у Ждан-Пушкина. Господа расставались с Михайловым со словами: «Прощай Михайлов, покорись судьбе», после чего поехали дальше.
На восьмой версте возок догоняет тройка, из которой кричали: «Остановись жандарм»! Бердников велел ямщику сдержать лошадей и увидел Председателя Соколова с женой. Простились они с Михайловым, говоря ему: «Прощай друг, извини, что не смогли проводить тебя у Ждан-Пушкина, покорись судьбе» и передали туесок с пятью рябчиками.
Затем кибитка поехала дальше, а Соколов с супругой вернулись назад. Во время пути от Тобольска до Иркутска Михайлов оставался не закованным в кандалы и так был сдан Иркутскому tzb webпомощнику гражданского губернатора.
Вскоре последовал донос в С.-Петербург от адъютанта жандармского штаб-офицера поручика А.В. Ланского, о недопустимом «сочувствии и послаблении» местной администрацией государственному преступнику.
Примечательно то, что жандармскому доносу предшествовала ссора жен адъютанта и военного врача Анучина (его супруга была дочерью фон Колена).
Началось дело о «послаблениях» государственному преступнику М.И. Михайлову.
Расследование проводилось комиссией из С.-Петербурга, под руководством генерала Сколкова. Дознание тянулось долго. В ее работе, принимал участие, вновь назначенный вместо К.Я. фон Колена, подполковник Ф.П. Кистер, который затем в 1863 году, переведен на равноценную должность в Вологду. Причиной перевода, послужило то, что находясь в составе следственной комиссии, он себя скомпрометировал в глазах горожан. К ответственности было привлечено 17 человек. Больше всего, приезжих чиновников из столицы пугали не допущенные «послабления» Михайлову, а сочувственное отношение к государственному преступнику «столь высокопоставленных лиц».
По результатам расследования сняты со своих должностей губернатор А.В.Виноградский, М.Г. Соколов, В.А. Масалов, К.Я. фон Колен, Н.А. Жемчужников, К.Д. Кувичинский. Наказание в той или иной форме понесли и другие «за превышение и бездеятельность власти». При этом, однако, пострадал и сам доносчик (был уволен со службы), которого в декабре 1862 года по распоряжению Шефа жандармов сменил поручик И. П. Халтурин, который долгое время исполнял обязанности за начальника управления.
Умер Михаил Илларионович в августе 1865 года, от туберкулеза легких, после того как вышел на поселение, в самом расцвете творческих сил, не дожив до 40 лет, так и не вернувшись в Европейскую Россию.

Вышел срок тюремный:
По горам броди;
Со штыком солдата
Нет уж позади.

Воли больше; что же
Стены этих гор
Пуще стен тюремных
Мне теснят простор?

Там под темным сводом
Тяжело дышать:
Сердце уставало
Биться и желать.

Здесь над головою
Под лазурный свод
Жаворонок вьется
И поет, зовет.
М. Михайлов, 1862(?)

Наша справка
Михаил Илларионович Михайлов (4 [16] января 1829, Оренбург — 3 [15] августа 1865, село Кадая (ныне в Забайкальском крае) — русский поэт, переводчик, политический деятель.
Сын горного чиновника Иллариона Михайловича Михайлова (ум. 1845) и киргизской княжны Ольги Васильевны Ураковой (ум. 1841). Родился на одном из казенных заводов на Урале. Учился в 000054уфимской гимназии, но курса не кончил и в 1844 году поступил вольнослушателем в Петербургский университет. Первые произведения появились в «Иллюстрации» (1845 год).
Вследствие разрыва с отцом, не сочувствовавшим литературным занятиям сына, Михайлов в 1848 году принужден был переехать в Нижний Новгород на службу, но продолжал литературную деятельность, помещая свои произведения в «Москвитянине» М. П. Погодина. Работал в соляном управлении Нижнегородской губернии. В 1852 году оставил службу, поселился в Санкт-Петербурге и работал, главным образом, в «Современнике» и«Отечественных записках».
В конце 1850-х, начале 1860-х годов Михайлов был одним из видных деятелей революционного подполья России. Весной 1861 года выезжал в Лондон для печати прокламации «К молодому поколению». В 1861 году по возвращении из-за границы Михайлов был арестован по делу о распространении революционных прокламаций в Петербурге. Осужден и приговорен к каторжным работам на 12,5 лет. В 1862 году сослан на каторгу в Сибирь. Срок каторги был сокращен до 6 лет. Отбывал наказание на Казаковском золотом прииске. На каторге организовал школу для детей рабочих. Осенью 1863 года переведен в Горный Зерентуй, затем в деревню Кадаю. В Кадае к концу1864 года завершил роман «Вместе», дополнил «Записки» «Сибирскими очерками».
Скончался в селе Кадае, возле Нерчинского завода.
Михайлов писал стихи, литературные и публицистические статьи («Дж. Элиот», «Дж. Ст. Милль», «Об эмансипации женщин», «Юмор и поэзия в Англии» и др.), романы и повести («Перелетные птицы», «Адам Адамыч», «Кружевница», «Африкан», «Он», «Голубые глаза» и пр.). Из беллетристических произведений известностью пользуются повесть «Адам Адамыч» и роман «Перелетные птицы», рисующий жизнь странствующих провинциальных актеров. Некоторые из поэтических переводов Михайлова («Сон негра» Лонгфелло, «Песнь о рубашке» Т. Гуда, «Скованный Прометей» Эсхила) стали хрестоматийными. Михайлов познакомил русское общество с Гейне в то время, когда поэт еще почти не был известен в России.

О сердце скорбное народа!
Среди твоих кромешных мук
Не жди, чтоб счастье и свобода
К тебе сошли из царских рук.

Не эти ль руки заковали
Тебя в неволю и позор?
Они и плахи воздвигали,
И двигали топор.

Не царь ли век в твоей отчизне
Губил повсюду жизнь сплеча?
Иль ты забыл, что дара жизни
Не ждут от палача?

Не верь коварным обещаньям!
Дар царский – подкуп и обман.
Он, равный нищенским даяньям
Их не введет в изъян.

Оставь напрасные надежды,
Само себе защитой будь!
На их привет закрой ты вежды,
Их злодеяний не забудь!

Ты сильно! Дремлющие силы
В глуби болящей воскреси!
Тысячелетние могилы
О гнете вековом спроси!

И все, что прожито страданий,
Что в настоящем горя есть,
Весь трепет будущих желаний
Соедини в святую месть.

О, помни! чистый дар свободы
Назначен смелым лишь сердцам.
Ее берут себе народы;
И царь не даст ее рабам.

О, помни! не без боя злого
Твердыню зла шатнет твой клик.
Восстань из рабства векового,
Восстань свободен и велик!
М. Михайлов, 1861(?)

Прочитано 9411 раз Последнее изменение Суббота, 26 Январь 2013 08:35
comments powered by Disqus