ПЕРВАЯ ВЕЧЕРНЯЯ ГАЗЕТА СТОЛИЦЫ
НЕФТИ И ГАЗА РОССИИ
Реклама  
Воскресенье, 07 Июнь 2015 12:39

Хорошего правителя справедливо уподобляют кучеру

Автор  Владимир Ефимов, собственный корреспондент «Российской газеты» по Тюменской и Омской областям, Ханты-Мансийскому и Ямало-Ненецкому Автономным Округам. Первая публикация – «Российская газета», 22 октября 1996 г.
Оцените материал
(1 Голосовать)

DSC 3266Этот афоризм Козьмы Пруткова, наиболее точно характеризует понимание главой администрации Ханты Мансийского автономного округа Александром Филипенко смысла власти.

Сколько ни пытал давно знающих его людей: «Что за человек Филипенко?», слышал в ответ: «Хороший мужик...» Даже недоброжелатели не смогли припомнить ничего дурного. Если не считать серьезными упреками «недостаточную жесткость», «стремление окружать себя покладистыми людьми». В Ханты-Мансийске, как в большой деревне, все на виду. Филипенко, да и всю его семью, здесь знают лет двадцать. Еще в семидесятых, после окончания строительного института, приехал в Сургут, проработал четыре года и, оказавшись в поле зрения парторганов, вскоре был избран первым секретарем Березовского райкома. Сегодня, спустя два десятилетия, он часто вспоминает работу в Сургуте, считая те годы самыми лучшими в своей жизни. Ему не забыть того пасмурного дня, когда первый поезд пошел по только что построенному мосту через Обь, как все вокруг плакали от радости.
Сколько раз Филипенко агитировали и в Москву, и в Тюмень, но вроде отступились, поняли: пустые хлопоты. Как говорит он сам, из Ханты-Мансийска его палкой не выгонишь. Сегодня он действующий глава администрации округа и один из двух кандидатов на губернаторский пост. Второй претендент – нынешний замглавы администрации округа Геннадий Корепанов.
– Александр Васильевич, никогда бы не поверил, что на губернаторское кресло окажется всего два претендента, да и те из одной команды...
– Много людей могло бы претендовать на это кресло и наверняка нисколько не хуже, а может быть, и лучше распорядилось бы им. Можно предположить, что часть из таких людей не заявилась потому, что их устраивает сегодняшнее положение, другие не заявились потому, что это люди одной команды, считающие, что Филипенко еще может пока. Твердо я знаю одно: если вдруг не будет кандидата в губернаторы Филипенко, то обнаружится 5-6 серьезных, достойных. кандидатов.
– Все мы пережили несколько режимов за последнее десятилетие, но как бы там ни было, вы всегда были на ключевых ролях. Приспосабливались?
– Это далеко от того, что можно было бы назвать приспособленчеством. Спросите, например, у водителя автомобиля, как тот перестраивался при смене режима. Он ответит: «Как рулил, так и рулю». То же отвечаю и я. Я – профессиональный управленец. Работа у меня такая. А то, что вроде комиссарами мы считались, так это за общение с людьми, что необходимо и сегодня. Если сравнивать как было и как стало, то работать было тяжело тогда, трудно и сегодня. Но разница в том, что если раньше можно было свалить всю вину на вышестоящего начальника, то сегодня такой номер не пройдет. Сегодня у региональной власти появилось много таких возможностей, которых раньше просто не было. Сейчас есть все для того, чтобы работать. Задача в том, чтобы толково распорядиться этим. Если вы посмотрите вокруг, то обратите внимание, что и города в Ханты-Мансийском округе за последние годы стали походить на города, а не только числиться спальными, где человек, с работы приехав, голову на подушку положил, а утром снова на промысел.
– Как любил говаривать томич Егор Кузьмич: дальше Сибири не сошлют…
– Здесь уже далеко не Тмутаракань, чтобы оправдывать ничегонеделанье какими бы то ни было красивыми сентенциями. Несмотря на непростую экономическую ситуацию в стране, федеральный бюджет только в этом году получит из Ханты-Мансийского округа 23 триллиона рублей. Сравните с другими регионами, и вам многое увидится в ином свете. Если говорить о нашем кадровом потенциале, то сегодня в округе работает достаточно дружная, профессиональная команда, которая четко знает свое дело.
– Мне кажется, что вы из рук вон плохо усвоили характерные для многих политиков методы «подковерной» работы...
Вы правы, в этом смысле я слабак. Не умею. Наверное, это все-таки минус для работы на уровне руководителя региона. С другой стороны, как-то претит мне все это. То, что я громко ругаюсь чрезвычайно редко, многих, наверное, побуждает к тому, чтобы постоянно советы какие-то давать. Я, конечно, слушаю, потому что одним из самых важных качеств руководителя считаю умение слушать. Выслушать все стороны и принять ответственное решение. Самое главное в работе руководителя и самое трудное, на мой взгляд, – это принимать решения. Что значит принимать решение? Это значит брать ответственность на себя. Поэтому чрезвычайно важно всевозможные варианты предусмотреть и не суетиться в принятии решения. А это значит, что необходимы интенсивные консультации, переходящие практически всегда в дискуссии. Не знаю для кого как, для меня это чрезвычайно вредное для здоровья занятие. Зато для дела польза. Сейчас с утра до вечера встречаюсь с избирателями как кандидат и как действующий губернатор. Мне необходимы эти встречи, потому что на них проверяется многое из того, что сделано. Мне кажется, что эти встречи чрезвычайно важны и для людей. Хотя встречается немало и таких, кто убежден: выбирай не выбирай – ничего не изменится.
– Это оттого, что власть живет своей жизнью, а народ – своей. Ладно, если первые не мешают вторым. Недавно одного известного губернатора спросили: «Что будет, если на месяц закрыть возглавляемую вами администрацию?» Ответ был кратким и, думаю, искренним: «Ничего плохого»...
– Слава богу, что у нас в Ханты-Мансийске пока нет этих столичных болезней, и поверьте, что все те люди, с которыми я встречаюсь по пути на работу, – это мои соседи. Что касается знания жизни простых людей, ситуации в магазине или на улице, для меня этой проблемы нет хотя бы потому, что дома у меня и рабочие, и служащие, и студенты, и учащиеся живут. И всегда разъяснят, что им не нравится в решениях власти.
Да, власть – это зло. Но и без власти нельзя. Она нужна для того, чтобы организовывать жизненный процесс. Поэтому минимизировать это зло – совершенно необходимая вещь. Значит, надо делать осознанный выбор, раз такая возможность у нас есть.
– Только что вы встречались с Татьяной Гоголевой, лидером ассоциации «Спасение Югры». А что, действительно от кого-то или чего-то надо спасать Югорскую землю?
– Если мы перед собой будем ставить задачу спасения аборигенов, не решив проблем полутора миллионов людей, которые живут на этой территории, ничего из этого не получится. Совершенно очевидно, что это надо делать одновременно, создавая минимум каких-то необходимых условий для всех людей. Да, в приоритетном порядке надо искать возможности решать проблему аборигенов. А от кого спасать Югру? Я думаю, прежде всего от нас самих. Потому что не с Марса же люди приехали и начали бездумно рубить лес, прокладывать огромное количество всяких магистралей, которые взрываются, лопаются и нарушают, мягко говоря, экологическое равновесие. Мы приняли решение о территориях приоритетного природопользования для того, чтобы действительно можно было заниматься рыбалкой, оленеводством, тем, что называется традиционный образ жизни. За ним последовало решение об общинных родовых угодьях, учитывающее многовековой уклад жизни аборигенов. Мы вроде заботимся об аборигенах, а в конечном счете о самих себе. Сегодня, несмотря на депрессию в нефтедобыче, освоение Тяновского месторождения идет уже с использованием экологически безопасных технологий. Это серьезное достижение действующей власти.
– Александр Васильевич, а как насчет развала Тюменской области?
– Все разговоры о развале области – весьма опасные спекуляции на чувствах простых людей, периодически возникающие в преддверии тех или иных политических событий. Полагаю, делается это ради реванша по отношению к округам, пять лет назад ставшим самостоятельными субъектами Федерации. На фоне нагнетаемых таким образом страстей появляются борцы за идею спасения единства Тюменской области. Между тем в уставе округа сказано однозначно: Ханты-Мансийский автономный округ входит в состав Тюменской области. Можно с уверенностью сказать, что интеграционные процессы сегодня идут интенсивнее, чем десять лет назад: в экономику области нашим округом только за последние три года вложено более двух триллионов рублей. Мы понимаем и то, что без Ханты-Мансийского округа, без Тюменской области нет нефтяной России. Это наш дом, и надо стремиться жить в нем дружно.
– Губернаторские выборы в округе совпадают с выборами органов местного самоуправления. Насколько, на ваш взгляд, в условиях преобладания ведомственного фактора, характерного для всех сырьедобывающих территорий, местное самоуправление может состояться не просто как декорация власти нефтегазового генералитета?
– Да, раньше местная власть была декором мощных нефтегазовых ведомств. Сегодня на территории округа работает большое количество компаний, не объединенных административно, как это было прежде, а уже вовсю конкурирующих между собой. Да, раньше многие северные города с жилыми кварталами, дворцами культуры, магазинами были чуть ли не цехом того или иного ведомства. Сегодня в абсолютном большинстве территорий все это передано на баланс местной власти. И что самое существенное, власть получила и новые финансовые возможности. Сегодня возможности бюджета на уровне района, города, округа таковы, что власть может ощущать себя не номинальной, а реальной властью. Да, это дополнительная ответственность за принятое жилье, за то, чтобы были и тепло, и вода, и электроэнергия. Но все это суммарно означает, что власть не просто начала принимать решения, она может ответственно их выполнять.

P.S. 31 мая Александру Филипенко исполнилось 65. Есть повод вспомнить Легендарного Фила и выпить за Первого и Последнего Народного Губер­нато­ра Югры.

Прочитано 1923 раз
Другие материалы в этой категории: « Кто сказал ХМАО? Битва за сирийскую пустыню »
comments powered by Disqus