ПЕРВАЯ ВЕЧЕРНЯЯ ГАЗЕТА СТОЛИЦЫ
НЕФТИ И ГАЗА РОССИИ
Реклама  
Четверг, 29 Декабрь 2016 23:33

Выборы-1958

Автор  Александр Петрушин, историк-краевед, ветеран органов госбезопасности
Оцените материал
(0 голосов)

viboriПосле выборов в 1954 году депутатов Верховного Совета СССР IV созыва в стране произошли кардинальные изменения в общественной жизни. Процесс десталинизации, демократизации и миролюбивой внешней политики начался с реформы правоохранительных органов.

«Распогонить» и «разлампасить»
Так первый секретарь ЦК КПСС Хрущев сформулировал политику в отношении госбезопасности. В отличие от своих предшественников и наследников Никита Сергеевич спецслужбы не любил и чекистов не обхаживал.
13 марта 1954 года за день до голосования за кандидатов в депутаты Верховного Совета СССР IV созыва от «нерушимого блока коммунистов и беспартийных» появился Указ об образовании комитета государственной безопасности. Хрущев не хотел усиления чекистского ведомства, поэтому оно не стало министерством, как МВД, а получило второразрядный статус комитета при Совмине СССР.
Председателем КГБ был назначен первый заместитель министра внутренних дел Герой Советского Союза генерал-полковник Иван Серов. В МВД министру генерал-полковнику Сергею Круглову оставили милицию, пожарную охрану, пограничные, внутренние, конвойные войска, а также места лишения свободы, включая спецпоселения.
В Тюмени при разделе управления МГБ и МВД, объединенного в марте 1953 года после смерти Сталина, УКГБ возглавил полковник Сергей Соловьев, а начальником УМВД стал полковник Семен Лысов.
Хрущев вывел партаппарат из-под постоянного контроля спецслужб. Он запретил чекистам проводить оперативные мероприятия (прослушивать телефоны, вести тайное наблюдение) против партийных работников и требовал не только от столичного КГБ, но и от периферийных УКГБ докладывать о своей работе партийным комитетам. Обкомы КПСС получили право заслушивать руководство правоохранительных органов и могли просить ЦК убрать не понравившихся им начальников УКГБ и УМВД.
Такой возможностью воспользовался первый секретарь Тюменского обкома КПСС Федор Горячев. Он добился перевода Соловьева в УМВД с понижением начальником отдела мест заключения. Между ними существовали напряженные отношения из-за строительства в Тюмени зданий обкома ВКП(б) и УМГБ. Чекистское ведомство превосходило партийный комитет и исполком совета депутатов трудящихся по административному влиянию и материально-техническим ресурсам. Поэтому УМГБ переселилось из дома на углу улиц Республики и Семакова (сейчас на этом месте информационно-библиотечный центр ТГУ) в новое здание на углу улиц Водопроводной и Володарского еще в 1952 году. А обком КПСС, облисполком и обком ВЛКСМ справили свое новоселье четырьмя годами позже.
В должности главного надзирателя за заключенными в колониях, следственных изоляторах и спецкомендатурах опальный чекист Соловьев продержался около двух лет. Потом его обвинили в нарушении социалистической законности в период 30-х и 40-х годов, когда он служил в УНКВД Ленинградской и Куйбышевской областей и был наркомом НКГБ – МГБ Марийской АССР. Такая же участь постигла и начальника УМВД Лысова, который, будучи в 1937 году оперуполномоченным Ялуторовского отдела НКВД, фабриковал дела на безвинных. Полковника милиции перевели на рядовую должность в архив, потом исключили из партии и уволили со службы.
В целом за два года, с 1954-го до 1956-го, из КГБ было изгнано более 16 тысяч человек «как не внушающих политического доверия, злостных нарушителей социалистической законности, карьеристов, морально неустойчивых, а также отсталых в общем развитии и малограмотных». В районах Тюменской области ликвидировали отделы госбезопасности, сократили численность управления. Воинские звания сохранили, но отменили все другие льготы.
При этом Хрущев призвал чекистов к «созидательному труду в сельском хозяйстве». Этому призыву последовал Поликарп Прокопьев, участник Великой Отечественной войны, награжденный за отвагу и смелость в боях по освобождению Белоруссии от немецко-фашистских оккупантов орденами Красного Знамени и Красной Звезды. В 1950 году привыкшего выполнять приказы и сражаться с реальными врагами фронтовика Прокопьева направили в органы МГБ на «укрепление». Через пять лет он уволился из УКГБ по Тюменской области и возглавил колхоз имени Калинина в моей родной деревне Новотроицк Нижнетавдинского района. А Героем Социалистического Труда стал в 1971 году, будучи председателем колхоза «Большевик» в том же районе.

Из бессрочной ссылки
Антисталинский доклад Хрущева на XX съезде КПСС (февраль – март 1956 года) ускорил реабилитацию невинно пострадавших от политических репрессий людей. По представленному тогда в ЦК КПСС министром внутренних дел Кругловым, докладу в лагерях и тюрьмах находилось около 4 миллионов человек, а «выселенцев» и «спецпоселенцев» – 2572829. Эта категория репрессированных в соответствии с Указом Президиума Верховного Совета СССР от 26.11.1948 г. расселялась в Сибири и Казахстане «навечно». Для охраны было создано 3063 спецкомендатуры МВД.
В этом секретном докладе упомянут и наш край. «… В Ханты-Манскийском национальном округе Тюменской области проживает 90 тысяч человек, Коренных национальностей: ханты, манси, зыряне и ненцы – 17400 или 19,2 процента. Остальные 72600 человек – русские и другие национальности, в том числе 18 тысяч или 24,5 процента – спецпоселенцы: кулаки, немцы, калмыки и административно-ссыльные. Спецпоселенцы используются в основном в рыбной промышленности. На 7 рыбзаводах и 2-х консервных комбинатах в округе таких около 3 тысяч…».
«… В Ямало-Ненецком национальном округе проживает всего 50855 человек. Коренного населения: ненцев, селькупов, коми – 21657 или 40,2 процентов. Остальные 29189 человек – русские и других национальностей, в том числе 4024 или 13,8 процентов спецпоселенцы и административно-высланные, которые работают на предприятиях рыбной промышленности».
«По состоянию на 1956 год на территории Тюменской области расселено 1237 человек взрослого населения немцев, высланных в 1946 году из Закарпатской области УССР. В Ярковском районе их проживает 840 человек, Самарском – 243, в Микояновском (сейчас Октябрьский – Авт.) – 144. В ОВИР УМВД после объявления Указа от 13.12.1955 г. о снятии с учета и освобождения из-под административного надзора органов МВД подано 122 заявления на 385 человек о выезде в ФРГ».
«… Ссыльных литовцев расселено 861 человек. В Заводоуко­вском леспромхозе Юргинского района 320 человек. На лесозаводах «Урал» и «Бачелино» Байкаловского района (сейчас территория Ярковского района – Авт.) – 161. При лесоперевалочных базах «Тура», «Березка», ДОК «Красный Октябрь» и кирпичном заводе «Труд» в г.Тюмени – 162. В Ялуторовском районе – 103, в Нижнетавдинском – 69 человек. У всех без исключения желание возвратиться на родину».
«… После объявления Указа от 17.03.1956 г. о снятии ограничений по спецпоселению с калмыков, все они выехали к местам прежнего проживания. Среди выехавших Кеквеев Саран, старый большевик, командир Красной Армии, бывший работник госбезопасности, который работал пастухом в колхозе имени Свердлова Ярковского района».
Менялась участь не только сосланных в наш край народов, но и своих крестьян, закрепощенных коллективизацией в колхозах. Получив паспорта, они побежали из деревень в Тюмень, Ялуторовск, Ишим… Нумеруя масляной краской бревна стен своих деревенских домов, перевозили их в города и складывали на окраинах на манер современных детских конструкторов «Лего».

Новые названия
После устранения на Пленуме ЦК в июне1957 года своих основных соперников Маленкова, Кагановича, Молотова и отставки в октябре того же года маршала Жукова, Хрущев почувствовал себя еще более уверенно.
Маленкова отправили в Усть-Каменогорск директором электростанции. Кагановича – в уральский Асбест руководить обогатительным комбинатом. Молотова – послом в Монголию. Жукова – на подмосковную дачу под домашний арест.
Отменили прижизненные присвоения имен партийных и советских деятелей населенным пунктам и улицам. Город Молотов – снова Пермь, а Московский метрополитен и Свердловская железная дорога уже не имени Кагановича. Ворошиловград стал Луганском, а Ворошилов в Приморском крае – Уссурийском. Микояновский район в нашей области назвали Октябрьским.
Образовавшиеся в городской топонимике вакансии заполняли именами революционеров, необоснованно репрессированных в 30-е годы по политическим мотивам. В Тюмени улицу председателя Президиума Верховного Совета СССР Николая Шверника переименовали в улицу Николая Немцова – первого председателя исполнительного комитета Тюменского губернского Совета рабочих, солдатских и крестьянских депутатов, расстрелянного в 1938 году в Москве, когда он заведовал там секретариатом ВЦИК СССР, Улице стахановца Бусыгина, кузнеца Горьковского автозавода, отковавшего за смену 966 коленчатых валов при норме 657, дали имя Сергея Агеева – секретаря Тюменской губернской партийной организации большевиков в 1920-1921 годах, возглавлявшего в 1937 году облисполком в г. Иванове, и расстрелянного там вместе с первым секретарем Ивановского обкома ВКП(б) Носовым, членом партии с 1905 года, делегатом пяти партийных съездов, членом ЦК ВКП(б). Улицу Кирпичную в районе бывших Копыловских сараев, где добывали и обжигали местную глину, назвали улицей Чаплина. Не знаменитого американского комика Чарли Чаплина с усиками щеточкой, с тросточкой, в котелке, в больших ботинках, а его «однофамильца» Чаплина Николая, секретаря Тюменского губкома комсомола в 1920 году. После Тюмени и Смоленска он стал Генеральным секретарем ЦК ВЛКСМ. Потом с комсомольской работы его отправили на хозяйственную – управлять железной дорогой в Белоруссии. В 1936 году наградили орденом Ленина, а через два года расстреляли за «вредительство». Также в Тюмени переименовали улицы, в названиях которых звучали ГУЛАГовские мотивы. Колымскую назвали Мориса Тореза, генерального секретаря французской коммунистической партии (с 1934-го по 1964-й), который не имел к нашему городу никакого отношения и, скорее всего, не знал о его существовании. Улица Лагерная, где находилась спецкомендатура МВД, получила имя Евсея Елизарова, знаменитого токаря Тюменского судостроительного завода.

vibori-2Смена караулов
Отправленного в милицию начальника областного УКГБ Соловьева сменил его заместитель по оперативной работе полковник Александр Северухин. В войну он служил в Особых отделах НКВД (с 1943 г. – в военной контрразведке «Смерш») на Южном, Северо-Кавказском и 1-ом Белорусском фронтах. Был ранен. Награжден двумя орденами Красного Знамени, Отечественной войны II и I степеней, Красной Звезды, «Знак Почета», медалями «За оборону Кавказа», «За освобождения Варшавы», «За победу над Германией». С 1946 года возглавлял управления МГБ Владимирской и Горьковской областей. Избирался депутатом Верховного Совета РСФСР.
В августе 1951 года в центре г. Горький водитель его служебной автомашины, находясь в нетрезвом состоянии, сбил сына областного прокурора. От полученных травм юноша скончался. Во избежание межведомственного скандала Северухина перевели с понижением в Тюмень.
Его назначение начальником УКГБ по Тюменской области 1 октября 1955 года совпало с кадровыми изменениями в обкоме КПСС. Первый секретарь Горячев уехал в г. Калинин на равнозначную партийную должность Его место занял 45-летний Виталий Косов, прошедший все ступени комсомльского и партийного роста. С 1939 по 1940 годы при первом секретаре Свердловского обкома ВКП(б) Константине Валухине возглавлял областную комсомольскую организацию. Когда бывшего начальника УНКВД Омской области капитана госбезопасности Валухина, награжденного в 1937 году за массовые расстрелы орденом Ленина и избранного депутатом Верховного Совета СССР 1-го созыва по Тюменскому избирательному округу, расстреляли как очередного «врага народа», Косов стал секретарем обкома ВКП(б). На фронте не был, но за партийную работу в уральском тылу награжден двумя орденами Трудового Красного Знамени и Отечественной войны II степени. После послевоенной стажировки в управлении кадров ЦК избирался 2-м секретарем Новосибирского обкома КПСС и ЦК компартии Эстонии.
В отличие от своего тюменского предшественника Горячева Косов предпочел не ссориться с руководством местного УКГБ. Он часто встречался с тюменскими чекистами, разъясняя им особенности политического, экономического и социального состояния нашего края. К ним перед выборами в Верховный Совет СССР V созыва, назначенными на 16 марта 1958 года, он отнес рост численности избирателей, вызванный, в частности, начатым с августа 1955 года сокращением численности Вооруженных Сил СССР.

«К созидательному труду»
Из доклада министра обороны маршала Жукова в ЦК КПСС следовало, что тогда штатная численность армии и флота составляла 4 815 870 человек. Предлагалось сократить к 15 декабря 1955 года на 340000 человек за счет войск, выводимых из Австрии. Через год – еще 420000 человек, путем сокращения боевых подразделений во внутренних округах, тыловых и обслуживающих частей, учреждений и военно-учебных заведений».
Под «раздачу» попала дислоцированная в Тюмени, Ялуторовске и Ишиме 109-я гвардейская стрелковая Бериславско-Хинганская Краснознаменная ордена Суво­рова дивизия. Этим соединением командовал Герой Советского Союза генерал-майор Балдынов. Единственный бурят, ставший генералом во время Великой Отечественной войны. В Тюмени он пробыл недолго. Дивизию возглавил полковник Афонин. Недостаток специальных знаний он компенсировал высокой подвижностью, за что получил от подчиненных прозвище «реактивный». Уверенность в своих не всегда компетентных действиях ему придавало покровительство брата – 1-го заместителя командующего войсками Западно-Сибирского военного округа Героя Советского Союза генерал-лейтенанта Ивана Афонина. В 1955 году «реактивному» комдиву присвоили генеральское звание и назначили военным комиссаром Тюменской области. А на 109-ю дивизию «сел» генерал-майор Шмуйло. Во время войны он командовал 10-й гвардейской казачьей кавалерийской Кубано-Слуцкой дивизией. После войны кавалерию как род войск упразднили и Шмуйло отправили в Тюмень. В наш город он приехал с группой офицеров-казаков, которых «мобилизовал» на заготовку тюменской древесины для своих земляков на Кубани. Разразился скандал: увлечение коммерцией грозило по тем временам для генерала партийным позором и судом. Но заступился маршал Буденный: Шмуйло ушел на пенсию, а дивизию расформировали.
Когда в октябре 1957 года на околоземную орбиту доставят ракетоносителем первый искусственный спутник, Хрущев удовлетворенно заявит членам Президиума ЦК КПСС: «…Следовало бы сейчас пойти на дальнейшее сокращение вооружений в нашей стране даже без условий о взаимности со стороны других государств и на значительное сокращение личного состава вооруженных сил. Я считаю, что можно было бы сократить, может быть на миллион, на полтора миллиона человек. Думаю, что такое новое значительное сокращение не подорвало бы нашей обороноспособности. Почему я считаю сейчас это возможным и неопасным? Мое такое мнение основывается на том, что, во-первых, мы сейчас достигли хорошего положения в развитии экономики Советского Союза; во-вторых, мы имеем прекрасное положение с ракетоносителем; мы, собственно говоря, сейчас имеем ассортимент ракет для решения любой военной проблемы как дальнего, так и ближнего боя… Думаю, что сейчас было бы неразумным иметь атомные и водородные бомбы с ракетами и в то же время содержать большую армию. Надо вернуть к созидательному труду как можно больше из увольняемых военных. Разве это правильно держать столько людей под ружьем в век атомной энергии, в век реактивной техники. В век такого высокого расцвета науки? Надо об этом думать. Никакой дурак сейчас с нами в штыки сходиться не будет».
Новому составу Верховного Совета СССР предстояло принять 15 января 1960 года закон о сокращении армии и флота на 1 200 000 человек и уменьшении расходов государства на военные нужды. По западным оценкам, наименьшая численность Вооруженных Сил СССР будет достигнута к лету 1961 года – 3 миллиона человек. После отставки Хрущева 1 октября 1964 года начнется опять рост: к 1988 году численность Советской Армии и ВМФ составляла 4,2 миллиона человек.

vibori-3Депутаты-герои
Мирный характер развития нашей страны в 50-е годы ХХ столетия сказался на количественном и качественном составе кандидатов в депутаты двухпалатного парламента от шести избирательных округов, образованных в Тюменской области.
По Тобольскому избирательному округу, в который по выборам в Совет Союза Верховного Совета СССР входили Ханты-Мансийский и Ямало-Ненецкий национальные округа, был заявлен первый секретарь Тюменского обкома КПСС Косов.
По Тюменскому – выдвинули кандидатом в депутаты директора школы-интерната Валентину Трофимову. Она родилась в 1912 году в Тюмени и продолжала семейную учительскую династию. После окончания в 1931-м году Тюменского педагогического техникума работала в школах Исетского района. В 1935-м поступила в Омский пединститут. Получила диплом учительницы русского языка и литературы, возвратилась в Тюмень; вела уроки в 5-й и 25-й средних школах. С 1945 года руководила местным педучилищем. В 1951-м ей присвоили звание Заслуженный учитель РСФСР. Несмотря на слабое здоровье, Валентина Федоровна все свои силы отдавала воспитанию детей и общественной работе. Избиралась в городской совет депутатов трудящихся, возглавляла правление областного общества по распространению политических и научных знаний. «Бывают случаи, – отмечалось в ее характеристике, – когда она доходит до полного упадка сил и лежит два-три дня, не вставая».
Ишимский избирательный округ представлял бригадир колхоза «Вперед к коммунизму» Сорокинского района Павел Бачу­рин. В своей анкете он указал, что «отца взяли в 1937 году по линии НКВД». Это обстоятельство являлось серьезным препятствием на жизненном пути. Сын нищенствовал, была репрессирована вся работящая семья Бачуриных из села Кривощеково: дядю. Ивана расстреляли 13 февраля 1938 года в Омске, а отца Григория отправили на лесоповал, где он и сгинул. В 13 лет Павел перебрался в село Прокуткино, работал в колхозе, в 1951 году выучился на тракториста.
После ХХ съезда КПСС судьба отца не повлияла уже на решение инстанций о присвоении сыну звания Героя Социалистического Труда «за достигнутые успехи в освоении целинных и залежных земель, а также за успешное проведение уборки урожая и сдачи хлеба государству в 1956 году».
Кандидатом в депутаты Верхов­ного Совета СССР от впервые образованного Ялуторовского избирательного округа стал тракторист Таповского лесопункта Заводоуковского леспромхоза Александр Бревин. Вполне возможно, он мог охранять на невольничьем лесоповале Бачурина-отца, так как с 1940 по 1947 годы служил в конвойных войсках НКВД. От сверхсрочной службы в лагерном ВОХРе Александр Михайлович отказался и возвратился на лесоповал в родной Юргинский район. Через десять лет получил Звезду Героя Социалистического Труда «за выдающиеся успехи, достигнутые в деле развития лесной промышленности».
Своих кандидатов в депутаты Совета Национальностей Верховного Совета СССР выдвинули национальные округа. Ханты-Манскийск – первого врача-ханты Елену Сагандукову (окончила в 1942-м акушерскую школу в окружном центре, а в 1950-м Омский мединститут). Салехард – председателя колхоза «Коммунар» Ямальского района Константина Вануйто. Через месяц после выборов был обнародован Указ Президиума Верховного Совета СССР о награждении работников рыбной промышленности. Константину Альевичу присвоили звание Героя Социалистического Труда «за успешное выполнение государственных планов добычи и обработки рыбы в 1955-1957 годах».
Так впервые в истории советского периода наш край представили в двухпалатном парламенте три Героя Социалистического Труда и Почетный гражданин города – учительница Трофимова. По своей общественной значимости это звание не уступало государственному признанию трудовых заслуг.

Прочитано 1829 раз Последнее изменение Четверг, 29 Декабрь 2016 23:57
Другие материалы в этой категории: « Нарышкина работа Сыр с дырками »
comments powered by Disqus