ПЕРВАЯ ВЕЧЕРНЯЯ ГАЗЕТА СТОЛИЦЫ
НЕФТИ И ГАЗА РОССИИ
Реклама  
Пятница, 22 Октябрь 2010 23:15

Разоружиться перед партией

Автор  Елена Токарева, stringer.ru
Оцените материал
(0 голосов)
Разоружиться перед партиейЛужков все годы ельцинского и путинского правления был единственным серьезным оппозиционером федеральной власти. Он был хозяином, а все они, федералы, Ельцины, Путины, Медведевы, были у него арендаторами на московской земле. И он им, конечно, был как бельмо в глазу.
При этом надо заметить, что Лужков не был ни сторонником демократии, ни прогрессивным политиком нового типа, сколько-нибудь отличающимся от правящего тандема в западную сторону.
Он был самовластным московским князем.
Со своими толстыми вкусами, с Церетели, азербайджанскими торговыми центрами на месте оживленных перекрестков и площадей, шоколадными новостройками на месте строгого классицизма...
Танком он проехался по московской старине.
Очень часто оппозиция, да и просто москвичи, ставят в вину мэру, что он, якобы, следуя желаниям федералов, застроил торговым центром Манежную площадь, чтобы на ней не собирались протестующие толпы народу, разгонял дубинами и не согласовывал митинги несогласных.
Но Лужков делал это не затем, чтобы понравиться федералам, а затем, что и сам мыслил в том же ключе: нечего тут шляться на Манежной и Триумфальной площадях! Работать надо, а по праздникам шарики надувать и хлопать в ладоши.
Ни с каким мнением москвичей не считаясь, он застраивал точечно дворы и скверы, разрушал схему движения автотранспорта столицы, ввозил таджиков и киргизов, отдавал «черкизоны» столь любимым им тельманам исмаиловым, с которыми целовался взасос. Да мало ли что Лужков делал, что не нравилось, в первую очередь, образованному слою москвичей!
Лужков создал основу партии «Единая Россия», впоследствии присвоенной Путиным. Но создавалась партия не для Путина – для себя и своих товарищей «по цеху», старых губернаторов, которые правили Россией, пока в ней считался правителем вечно пьяный Ельцин.
Лужков готов был поддержать любой афронт против федеральной власти, если бы видел в нем хоть какую-то реальную выгоду для себя. Говорят, у него и с Рохлиным был когда-то договор: если генерал введет-таки в Москву свою «дикую дивизию» ВДВ – не мешать.
Лужков – несостоявшийся
диктатор России. Вполне мог быть президентом. Но… не сложилось. Ельцин боялся удельной самостоятельности Лужкова и выбрал вышколенного Путина, который был никем.
Лужкову мешали осуществлять рисунок, задуманный им в отношении слияния Москвы и Московской области, не желая давать новые возможности. Но стремления и бизнес четы Лужковых давно вышли за границы и Москвы и области, и в этом сказывались федеральные особенности московской монархии Лужкова.
К концу своего властвования тандем, наконец, уничтожил почти все гнезда старой региональной элиты, оставшейся от прежней, ельцинской губернаторской удельщины. Уже были отправлены в отставку и Ментимер Шаймиев, и Муртаза Рахимов, гильотина на колесах неумолимо приближалась к Лужкову.
Главный вопрос: отчего так неумно, так резко, повел себя Юрий Михайлович, нарываясь на рожон и, в сущности, не дав шанса своей команде сохраниться? Будто бы сказал для себя о Москве: «Да не доставайся же ты никому!»
Это, наверное, главная загадка произошедшего конфликта. Остальные уже разгаданы.
Уже проговорено все про громоздкую и неправильную модель управления Россией. Первыми на этот счет высказались иностранцы, приверженцы западной демократии. «Американец» Николай Злобин, директор российских и азиатских программ Центра оборонной информации США, высказался яснее других на сайте журнала «Сноб» об уродстве российской политической системы вместе с ее старым Путиным и новым Медведевым:
«Не только назначить в России толком никого не умеют, но и снять цивилизованно не могут. Все вопросы решаются только перевесом политической воли и административного ресурса. Юрий Лужков, еще утром контролировавший огромный кусок бюджета страны, был не просто снят, он был демонстративно низложен.
В России власть должна постоянно демонстрировать народу и элите свою силу. Все остальное обществом прощается и забывается. Не прощается и не забывается в России только слабость власти».
Насколько проще и понятнее была бы модель власти, если бы в России сохранились выборы глав регионов! При выборности президент не мог бы отправить в отставку «по недоверию», никак не обоснованному, будто Иван Грозный, оппозиционно настроенного мэра города или губернатора, – избранного народом. Существование оппозиции, которое яростно отрицается сегодняшней властью правящего «тандема», который уже также протух и не соответствует времени, просто необходимо. Только сегодня, в результате подковерного скандала между самолюбивым президентом и тяжеловесом Лужковым, началась плодотворная дискуссия о состоянии Москвы и России. А так все молчали и тряслись. Скандал высвободил политические мнения.
Но этого меньше всего хотел сегодняшний правящий тандем. Они рубили голову, а не зачинали дискуссию. Дискуссия в их планы не входила.
Воспитанное при Суркове поколение молодых людей, впитавшее смолоду понятие «суверенной демократии», спрашивает: отчего же правильной моделью считается западная демократия, а не наша, доморощенная, суверенная, вот с такими чудесными превращениями еще вчера уважаемого мэра и партийного бонзы в ничто и никто?
Действительно, может быть, так и надо продолжать традицию византийского двора: использовать СМИ как анальное отверстие, через которое показывать обществу, как обстоят дела с точки зрения правящего тандема? Подписывать монаршие указы из Китая: «растерзать тяпкина-ляпкина, потому что не угодил»?
Да нет, «американец» Николай Злобин абсолютно прав: система гнилая, компроматная. Как только возникает очередная серия компроматов на политиков направления, оппозиционного федералам, сразу вспоминается, как убирали через проституток и ФСБ, руководимое Путиным, генерального прокурора Юрия Скуратова и московскую оппозицию с Гусинским, спецслужбой «Мост-банка»…
Тогда закладывалась эта гэбэшная традиция – через задний проход показать такого-сякого.
Еще тогда, когда ломали через колено губернаторский Совет Федерации, Путин знал, что Лужков опасен и в любой момент может возникнуть ситуация, когда не поддержит федералов. Если бы в России была бы принята традиция политической оппозиции, Лужков мог бы возглавить консервативную партию.
Но он такой возможности не имел и всегда поддерживал центральную власть. На деле. Не на словах.
На словах часто фрондерствовал. Что же за непроговоренную политическую систему нес в себе Юрий Михайлович Лужков?
Он нес в себе то же, что и Путин, и Медведев, да и все русские политики – абсолютную рабовладельческую монархию. Он не был интернационалистом, даже ввозя гастрабайтеров, даже отдавая бизнесы азербайджанцам и грузинам, и евреям. Он просто был человеком бизнеса. Видел, где выгодно. Такой экономический князь.
Просто карманы московской власти и федералов были разными.
А теперь у федералов появилась реальная возможность свои карманы оттопырить и положить туда Москву вместе с Батуриной и ее бизнесами.
Вернемся к ранее заданному вопросу: почему Лужков не предохранился в этот раз от обострения отношений с федералами, ведь раньше ему это удавалось?
Причина – деньги. Когда у человека слишком много денег, он часто путает это обстоятельство с наличием власти и даже бессмертия.
Когда-то мне заказывали аналитический материал про «игроков» на политическом поле эрэфии. При этом были приготовлены мессиджи. Названы несколько всем известных фамилий оппозиционных и изгнанных за рубежи олигархов: Березовский, Гусинский…
Заказчики были страшно удивлены, когда я начала к их короткому списку пририсовывать фигуры, казалось бы, «верных карликов», тех, кто без доклада входит к Путину в резиденцию. «Ну, ты даешь!» – сказали мне, не чуя, что любой, кто имеет четыре миллиарда, частную армию и входит в список «Форбса», может считаться игроком на политическом поле и свободно влиться в оппозицию нынешнему режиму, имея с ним разногласия.
И должны влиться. Ибо странно, что у нас с 1992 года хотя и имеется «три сорта колбасы в продаже», и даже на телевидении, кроме Пугачевой, появилось еще человека два, политика все еще одна, да и та заскорузлая, как армейская портянка.
От Лужкова ввиду выволочки ждали обычного в таких случаях поведения номенклатурного работника: он должен был сопя снять ремень, сдать табельное оружие – короче, разоружиться перед партией.
Так было всегда.
Даже Ельцин произнес покаянную речь перед закрытым пленумом ЦК. Даже Ельцин!
А потом рыдал и резал себе вены.
А Лужков оказался крепче. Не разоружился. Просто кинул партбилет на стол. Плюнул всем в рожу.
Сильная личность. Хоть и 74 года.
И третий важный вопрос: трезво ли рассчитал свои силы Юрий Михайлович Лужков, идя путем Ходорковского?
Кажется, что нет. Не рассчитал. Русский человек.
Отдельным «компот» записным либералам: Немцову с Миловым и прочим кудрявым мальчикам. Подпевая Кремлю в ситуации с грязным снятием Лужкова, они полностью повторяют поведение «Союза правых сил», в который входили при лукавом царедворце Чубайсе – они цепные псы власти.
Дистанцировались бы для приличия!
Прочитано 5034 раз Последнее изменение Понедельник, 19 Ноябрь 2012 21:03
Другие материалы в этой категории: « Омоносиндром Удар по «кепке» »
comments powered by Disqus