ПЕРВАЯ ВЕЧЕРНЯЯ ГАЗЕТА СТОЛИЦЫ
НЕФТИ И ГАЗА РОССИИ
Реклама  
Вторник, 23 Октябрь 2012 18:37

Жив во мне дух мятежного предка…

Автор  Тодор Воинский
Оцените материал
(0 голосов)

olimpij-samЖурналист из Тюмени рассказывает о своем прапрадеде Олимпие Панове, известном деятеле болгарского национально-освободительного движения, расстрелянном 125 лет назад, 22 февраля 1887 года, по обвинению в участии в Русенском бунте болгарских офицеров-русофилов

Болгария, освобожденная русскими солдатами от османского ига почти полтора века назад, дружеское взаиморасположение наших государств и народов со дня подписания того самого Сан-Стефанского мирного договора 3 марта 1878 года, огромная армия болгарских строителей в Западной Сибири, которая трудилась здесь вплоть до 1991 года, соглашение о сотрудничестве между Тюменью и Софийской областью... Как показывают факты, это не пропагандистские ходы, а самые настоящие наши исторические и кровные узы с братьями-славянами — они имеют самое что ни на есть «человеческую составляющую». Автор этих строк вспоминает о своем прапрадеде, внесшем личный вклад в освобождение Балкан от иноземных поработителей, отдавшего за это жизнь. Речь идет о «безвременно ушедшем из жизни офицере Болгарской армии Олимпие Панове, бессарабском болгарине из села Тараклия».

Историческая справка

Олимпий Панов — участник национально-освободительного движения Болгарии, воевал в народном ополчении в ходе русско-турецкой войны 1877-1878 годов. Внес свою лепту в возрождение родины. Друг и соратник Васила Левского, Любена Каравелова, Христо Ботева… Один из апостолов свободы. Прожил неполных 35 лет: 22 февраля 1887 года был расстрелян по обвинению в участии в Русенском бунте офицеров Болгарской армии, направленном против диктаторского режима, установившегося в Болгарии после детронации князя Александра Батенберга летом 1886 года.

«Дядо» Олимпи

…У меня в руках фотографии, документы, свидетельства тех, кто знал и передал наследникам память о моем прапрадеде. Я снова внимательно вглядываюсь в родные черты, и кажется мне, будто не 125 года прошло с того трагического момента, а случилось это вчера. Возможно, такое ощущение возникает оттого, что «информация» о великом предке и по сей день передается в нашем роду из поколения в поколение, из уст в уста. А воспоминания моих родственников об Олимпие столь эмоциональны, что, кажется, жизнь его и трагический финал — это события вчерашнего дня, и ни при чем тут временные напластования. Рассказывают: «Здесь, в Болградском округе (ныне — райцентр в Одесской области — авт.), они с Христо Ботевым создавали ополчение. Ботев жил, учился и работал в Одессе, потом был учителем в селе Задунаевка, затем вернулся в Болгарию. Дядо (дед — авт.) Олимпи часто наведывался домой, был общительный, веселый. Именно так, без «й», произносится на болгарском это имя. Как-то однажды в нашей махале играли свадьбу: невеста — писаная красавица, а жених на лицо не очень, точнее сказать — совсем страшный. «Ох, Иванка, — сказал он сестре шутя, — и куда только смотрят девушки?!». Наверное, намекал на себя — сам-то был высокий, стройный, но так и не женился — не успел».

Последний раз, говорят, прапрадед был в Тараклии проездом, очень спешил. «Побудь дома, Олимпи, отдохни, — умоляла его сестра Иванка. — Кто знает, когда еще свидимся». — «Некогда мне, сестричка, некогда, — отвечал он прощаясь. — Меня там ждут, я должен идти». Они расстались далеко за околицей, где и по сию пору журчит по дну степного оврага крохотная речушка. Будто предчувствуя беду, сестра сказала: «Наверное, не скоро мы увидимся с тобой». Затем долго смотрела вслед удаляющейся фигурке, и слезы застилали бескрайний простор степи, который навсегда уносил Олимпия. Кстати, та самая Иванка и является продолжательницей нашего рода, она моя прапрабабушка, по сути, именно через нее идет мое родство с мятежным предком, героем Болгарии.

«И через столетие Болгария не родит такого сына!»

memoА то роковое утро февраля 1887 года наступило почти девять лет спустя после освобождения от османского ига. Историки свидетельствуют: между Болгарией и Россией прерваны дипломатические отношения, наступил политический кризис. Во главе болгарского правительства — Стефан Стамболов, приверженец австро-германской ориентации в развитии страны. Преследуется все и вся, что хоть мало-мальски напоминает об освободительной миссии России. Однако недовольство и ропот истинных патриотов все-таки дали о себе знать. Ими оказались офицеры-русофилы: майор Атанас Узунов, майор Олимпий Панов, руководитель народного ополчения Тома Кырджиев и еще несколько человек, которые возглавили Русенский бунт против режима Стамболова. Все они — участники боев за Шипку, Плевну, Стару Загору, у них еще свежи в памяти сражения на балканских перевалах, живо чувство боевого братства с русскими «братушками». Тем не менее, силы мятежников и правительства слишком неравны, и бунтовщики попадают в лапы военно-полевого суда. «Поспешите с осуждением, — требовала телеграмма военного министра, — утверждайте приговор и немедленно приводите в исполнение. Если промедлите, русофилам придут на помощь. Осужденные сегодня должны быть расстреляны завтра же». Приговор действительно был скор, и рано утром 22 февраля непокорных офицеров не стало.

Очевидцы трагедии напишут впоследствии: «Твердо и непоколебимо, с гордо поднятой головой глядя в лицо смерти, Олимпий Панов спокойно отдал свой последний офицерский приказ: «Огонь, пли!». Раздался залп, он упал. Он погиб как герой». Рассказывают, что Тома Кырджиев, жалея друга, крикнул в последний миг: «Не плачьте обо мне! Плачьте об Олимпие Панове, потому что и через столетие Болгария не родит такого сына!». Атанас Узунов перед смертью произнес: «Умираю с глубоким убеждением, что боролся за свободу Отечества, любимого мною всем сердцем».

«Сохраните род и племя…»

olompij…Около двухсот лет назад из-за Дуная в южную Бессарабию пришли свободолюбивые и отчаянные люди, которые предпочли турецкой неволе скитания и лишения. Моих далеких соплеменников, болгарских переселенцев, сегодня бы назвали вынужденными беженцами, а само явление гуманитарной катастрофой — ведь уезжали с исторической родины целыми селами, родами, семьями. Везли, однако, на своих телегах не только домашний скарб — весь свой жизненный уклад, обычаи и культуру. И хранили в сердцах напутствия старших поколений: «Сохраните род, племя и помните: кто-то из вас должен вернуться и освободить Болгарию».

Именно к таким молодым людям и относился Олимпий, еще в двадцатилетнем возрасте устремившийся мыслями и чувствами к прародине. Учился в местной Болградской гимназии, которую закончил с отличием, затем — училище путей сообщения в Бухаресте. Именно там, в Румынии, он вступил в ряды Болгарского центрального благотворительного общества (БЦБО), там познакомился с Василом Левским и Любеном Каравеловым, в коих как и в нем зрела ненависть к туркам, поработившим родной край. В момент, когда Россия объявляет войну Турции 12 (25) апреля 1877 года, Панов, будучи председателем БЦБО, подписывает «Воззвание к болгарскому народу» и сам вступает ряды ополченцев. «Болгары! — говорилось в обращении. — Все мы должны подняться как один, чтобы встретить наших освободителей и всеми силами содействовать русской армии. Русские идут нам на помощь бескорыстно, как братья, чтобы сделать для нас то, что они сделали для освобождения греков, румын, сербов».

От рядового до командира артиллерии — таков боевой путь Олимпия. Он проявляет бесстрашие и храбрость при взятии и обороне Стара Загоры (июнь 1877 года), в знаменитом сражении на Шипке (август 1877 года) — за это его производят в офицерский чин русской армии, награждают орденом. «За Ески-Заарское дело (бои под Стара Загорой) я произведен в унтер-офицеры, а за четырехдневное Шипкинское получил Георгия IV степени и представлен в офицеры», — писал Панов домой, в Тараклию.

Закончилась русско-турецкая война, пришла долгожданная свобода. Панова направляют на учебу в Петербургскую артиллерийскую академию, пос-ле окончания которой он снова в действующей армии. К сожалению, конфликты на Балканах продолжались. Когда разразилась Сербская операция в 1885 году, Олимпия назначают начальником болгарской артиллерии. Скоротечная война завершилась в начале ноября. «Все происходившее в памятный день под Сливницей было результатом военного искусства и инициативы Олимпия, — напишут затем историки. — Панов был фактически главнокомандующим в Сливницком сражении. Со свойственными ему храбростью, хладнокровием, решительностью, энергией, опытом, уверенностью в себе и в товарищах, умением всегда точно оценивать обстановку, он внушал уважение к себе у высших офицерских чинов, потерявших самообладание после первых неудач. Его полководческое умение было отмечено орденом «За храбрость» и званием майора».

Вновь расцветут идеи свободолюбия

В мирное время, следуя заветам Васила Левского, он по-прежнему остается верен идеям демократического возрождения родины, романтике борьбы за «святую и чистую республику». Главным в этом благородном деле была для него незыблемость русско-болгарского братства — во имя этого он отказывается от поста военного министра в правительстве Стамболова и становится во главе бунта офицеров-русофилов. Считается, что своей гибелью Олимпий Панов и его соратники предотвратили раскол только что возродившегося болгарского государства. И не пустым звуком оказались слова моего далекого предка: «Люблю Болгарию, сражался за нее, пришел умереть за нее. Если остался жив, снова бы боролся за нее. Для меня смерть — это вечная жизнь. Идеи свободолюбия расцветут в следующих поколениях». И вот на протяжении уже более ста лет, ежегодно приезжают год в придунайский город Русе из южной Молдавии и Одесской области земляки и потомки Олимпия, чтобы возложить цветы на могилы и к памятнику, увековечившему подвиг офицеров-русофилов. И подолгу стоят у фигуры скорбящей женщины в центре композиции, символизирующей по замыслу ее авторов саму мать-Болгарию.

…Он родился 160 лет назад, на целый век раньше меня. Погиб, не дожив до тридцати пяти. Между мной и прапрадедом — вечность. И сегодня я намного старше его, и моих волос уже коснулась седина. Но все оставшиеся годы мне постигать то, что он сумел вместить в свои тридцать пять. Я чую в своих жилах его мятежный пламень. И, кажется, так его понимаю…

Прочитано 4463 раз Последнее изменение Пятница, 23 Ноябрь 2012 03:53
comments powered by Disqus