ПЕРВАЯ ВЕЧЕРНЯЯ ГАЗЕТА СТОЛИЦЫ
НЕФТИ И ГАЗА РОССИИ
Реклама  
Среда, 09 Апрель 2008 00:58

ВТОРАЯ СМЕРТЬ ЛЕШЕГО

Автор  Борис ГОЛКИН, Эмиль ТИМГАНОВ
Оцените материал
(0 голосов)
Бородатый пироман
«Среди гигантских 53-метровых елей (интересная цифра, не правда ли? – Б.Г.) прятался вооруженный до зубов отшельник». Издание сообщает, что им пугали детишек, а местные жители прятали даже обувь с крылец, так Леший был «неуловим и страшен в лесной чаще» (это уже цитата с одного из телеканалов).
Далее. В конце 1990-х Александр Бычков (так на самом деле звали Лешего, он же Леха) «сжег в окрестных деревнях 30 домов. «Лешему» не понравились городские, которые стали скупать дома в деревнях». Откровения журналистов искренне забавляют. Я довольно насмотрелся на брошенные – не дома, деревни! – в Кологривском уезде. Скупать земли в 700 км от Москвы, да еще без намека на железную дорогу никто не спешит. Был бы жив Леха – посмеялся бы и над своей пироманией. 30 домов! Не 29 и не 31! Притом что за 20 лет своего отшельничества на его имя не было ни одного заявления в милицию.
Криминальная история кологривского Лешего на этом не заканчивается. Надо было такому случиться, что «один из начальников поселковой милиции решил «взять» лося». (Читай – побраконьерить? – Б.Г.) Далее из публикации следует, что Леший разоружил офицера, чем положил первый камень на свое надгробие.
– Он двухметрового роста, с бородой до колен, и ствол у него с Царь-пушку! (Цитата из публикации – рапорт доблестного милиционера.)
Уточню: рост Лешего 165 см, а «Царь-пушка» – одностволка ИЖ-5 (в материалах дела фигурирует еще ружье системы Бердана с заклинившим патроном и некий «самодельный пистолет»).
– Он всех достал, – рассказывает директор Государственного природного заповедника «Коло­гривский лес» Максим Синицин. – У нас тут доктора наук работают из Голландии, студенты-биологи, а тут мужик с обрезом бегает.
Насчет бегающего с обрезом мужика г-н Синицин, конечно, погорячился. Но совершенно очевидно, что Леший встал ему поперек горла: год назад территория, где некогда поселился Леший, стала заповедником. Синицину нужно было «решать вопрос»…
«Решать вопрос» выехали четыре лесника, двое сотрудников милиции и восемь омоновцев. Абсолютно уверен: ни у кого не было желания кончать дело кровопролитием. Представители власти хотели просто выселить Алексея с заповедной территории и прекратить его незаконную охоту. Однако Лешему, по всей видимости, отступать было некуда, а прекратить охотиться для него означало и вовсе голодную смерть. После словесных препирательств и агрессивного поведения Лешего началась стрельба на поражение.
Цитирую статью:
– Брось винтовку! – выступил вперед самый храбрый, ветеран войны в Афганистане, заместитель начальника Кологривского ОВД Андрей Потемкин.
– Мне терять нечего, – предупредил из засады Лешак. – А ну ступай до той вот березы!
Увидев, что омоновцы не реагируют на окрик, Леший открыл огонь. Первому попал в руку, второму в ногу, а потом направил ствол на Андрея Потемкина.
– Дробь легла кучно, – рассказывает Андрей. – Бронежилет меня спас.
Сотрудников ОМОНа выручило расстояние. Леший стрелял с сорока метров, и дробь лишь поцарапала кожу.
Милиционеры повалились в снег. Над их головами свистела картечь. Выпустив 10 зарядов, Лешак успел поджечь свое жилище. Вырубку застелил плотный дым.
Конец цитаты.
Журналист, разумеется, не мог отличить винтовку от одноствольного гладкоствольного ружья, но ветерану афганской войны следовало быть поосторожнее в интервью (если оно, конечно, было). К тому же каждый охотник знает предельную дистанцию стрельбы дробовым зарядом: около 35 метров. При этом дробь «кучно» лечь никак не может, дробовую осыпь на сорокаметровой дистанции можно оценить в метр диаметром. Слова про «свистящую картечь» я вообще оставляю на совести автора публикации. Так чем же стрелял Леший и с какого расстояния?
Понимаю: утопаю в деталях. Но – в деталях суть. (А полной правды мы никогда и не узнаем.) Итак, читаем дальше:
– Он действовал, как профи, – вспоминает Потемкин. – Пока мы осматривали ранения, он под дымовой завесой на лыжах за пять минут сделал километровый полукруг и стал заходить к нам в тыл. Хотел нас перестрелять в спину!
Такого поворота событий никто не ожидал. Снайпер ОМОНа случайно засек среди деревьев фигуру незнакомца. Послал с испуга пулю ему прямо в голову. Леший умер мгновенно, а вместе с ним – тайна его бытия.
Конец цитаты.
Горько, горько так открыто признаваться в бессилии наших спецподразделений! Четырнадцать специально подготовленных и прекрасно вооруженных мужиков окружает старик с охотничьим ружьем, показывая при этом результаты, достойные мастера спорта по лыжному бегу. Да и снайпер ОМОНа описан какимто неадекватным: увидел в лесу незнакомца и с перепуга послал ему в череп пулю.

По закону и по совести
Но хватит ерничать над, скажем так, не слишком удачной публикацией. Ясно одно: обезврежен злостный браконьер, десятки лет уходивший от ответственности наподобие неуловимого Джо, которого никто не ловил. Подобных «лешаков» по России, к сожалению, хватает. И не от хорошей жизни они подаются в леса.
История кологривского Леше­го незамысловата. Жил-был на свете мужик, который в силу каких-то причин решил стать отшельником. Поселился в глухом лесу, вдали от человеческого жилья, куда и охотники почти не заглядывают, построил домик. Охотился, мясо и шкуры животных обменивал на продукты, боеприпасы и необходимые в быту вещи. Время от времени появлялся в Кологриве и окрестных деревнях, продавал корзинки собственного изготовления. Прожил таким образом около двадцати лет, ни в каком криминале замечен не был. Во всяком случае, за эти годы в РОВД на него никаких жалоб не поступало. Вот что, например, рассказывает о нем местная жительница Ольга Хлебникова:
– Леху мы давно знаем, лет 20. Мужик хороший был, безобидный, не воровал, никого не обижал, зачем его убили? Никому он зла не делал, охотился, приносил в деревню шкурки животных, грибы, ягоды, корзинки самодельные. Брал у нас молоко, я ему старую одежду давала: сапоги, брюки, кормила иногда. Придет, поговорим. Я его спрашивала о том, кто он. А он мне отвечал, что у него есть жена и дети, но все считают, что он пропал. Зимой он редко приходил, а летом часто бывал. В Хмелевку постоянно приходил, помогал на огороде. Раньше не боялся, заходил в магазины, а в последние годы стал осторожным, ходил задворками и покупать нужные вещи просил других. Видимо, следить за ним стали, опасался милиции. К покойному председателю колхоза Кокшарову часто ходил, менял у него шкурки. Вообще, все про него знали, никто его не боялся. Жалко Леху.
То же самое рассказывают о лесном отшельнике и остальные люди, в разное время общавшиеся с ним. Вообще, в Кологриве мнение у всех почти единодушное – уничтожили ни в чем не повинного человека.
Милиционеры и работники заповедника, по всей видимости, действовали правомерно, строго выполняя свои инструкции. На их стороне закон. Но можно рассуждать и по-другому. Для многих Леха – человек, с оружием отстаивавший свое право жить так, как ему хотелось, не мешая при этом другим. Двадцать лет он прожил в лесу, который считал своим домом, о его существовании многие знали. Не раз приходилось слышать о том, как он помогал выйти из леса заблудившимся грибникам и охотникам. Да и можно ли назвать Леху браконьером в традиционном понимании этого слова? Он убивал животных не ради наживы или забавы, а чтобы не умереть с голоду.
В результате семейных неурядиц и раздела имущества Александр Бычков оказался без крыши над головой. С детства привыкший пропадать неделями в лесу, он ушел в тайгу навсегда. Позже, в 1990-е годы, по заявлению сестры суд признал его умершим. А теперь Леха умер во второй раз, и уже по-настоящему.
Член Центрального совета Российской экологической партии, организатор Региональной общественной экологической организации «Мой Кологрив» Сергей Книна:
– Оставим хотя бы на секунду за скобками браконьерство Лешего. Должен же он был както кормиться? Оказавшись без крыши над головой и без всяких перспектив хотя бы на остаточное внимание к своей судьбе со стороны государства, Леха не пошел на паперть, не стал грабить или заниматься вымогательством. Выживал, как умел. Кто-нибудь задумался над тем, как примирить Лешего с законом? Ктонибудь задумался над корнями проблемы? Почему так часто единственной функцией государства становится функция карательная? Все мои знакомые считают Леху невинно убиенным человеком.

Мертвые спроса не имеют?
Пуля не поставила точку в судьбе Лешего. Даже после смерти он представляет угрозу обществу. Отец Алексей, настоятель Кологривской церкви, отказался отпевать Леху, объясняя, что он стрелял первым, а бандитов не отпевают. А 22 марта по инициативе редакции газеты «Кологривский край», сотрудников заповедника и представителей общественности планировалась встреча населения с руководством районного отделения милиции, администрации заповедника и администрации района. Милиция запретила «диалог с народом» и сорвала все объявления о намечаемом мероприятии.
Что это: извечная российская дурь? Чье-то вредительство? Или власть действительно настолько боится своих «хозяев», что единственным аргументом, как в Средневековье, считает силу кондотьеров?
И еще. Хотелось бы, чтобы прозвучала такая мысль, не раз услышанная из уст жителей Кологривского района. Леший мог бы стать бесценным сотрудником заповедника. За 20 лет он изучил все лесные тропки, досконально знал повадки животных, все грибные и ягодные места. Вместо того чтобы установить с ним контакт через местных жителей, которые его хорошо знали, избрали наихудший способ разрешения ситуации – вызвали ОМОН.
Прочитано 6745 раз Последнее изменение Понедельник, 19 Ноябрь 2012 21:03
Другие материалы в этой категории: « ТАЙНА ГАГАРИНА КАК ТРОЦКИЙ АРМИЮ СТРОИЛ »
comments powered by Disqus