ПЕРВАЯ ВЕЧЕРНЯЯ ГАЗЕТА СТОЛИЦЫ
НЕФТИ И ГАЗА РОССИИ
Реклама  
Суббота, 26 Январь 2008 17:04

КАК ТРОЦКИЙ АРМИЮ СТРОИЛ

Автор  Максим КУСТОВ
Оцените материал
(0 голосов)
   Сначала армию большевики собирались создавать исключительно на добровольных началах, уповая на высокую сознательность пролетариата и трудового крестьянства. В Декрете было сказано:
   «С переходом власти к трудящимся и эксплуатируемым классам возникла необходимость создания новой армии, которая явится оплотом Советской власти в настоящем, фундаментом для замены постоянной армии всенародным вооружением в ближайшем будущем и послужит поддержкой для грядущей социалистической революции в Европе… Рабоче­Крестьянская Красная Армия создается из наиболее сознательных и организованных элементов трудящихся масс».
   Но «сознательные и организованные элементы» не смогли остановить наступающих немцев. Приходилось срочно корректировать планы создания армии.
   Сила большевиков в том и заключалась, что они были, что называется, хозяевами своего слова: захотят – дадут, заходят – назад возьмут. Как только они поняли, что от «всенародного вооружения» толку не будет, тут же от него отреклись.
   
   Бесхвостые обезьяны
   10 июля 1918 года на V Съезде Советов народный комиссар по военным и морским делам (наркомвоенмор) Лев Троцкий сказал:
   «Я не знаю ни одного человека в нашей среде, который когда бы то ни было полагал, что принцип добровольчества является здоровым принципом в организации подлиннонародной демократической армии… И партия рабочих и крестьян, и Советская власть, опирающаяся на эти классы, ни в коем случае не могли ставить вопрос об обороне страны в зависимость от прилива добровольцев».
   Оказалось также, что одной сознательности мало, нужно подкрепить ее угрозой смерти для «несознательных». Известна страшная формулировка Троцкого: «До тех пор, пока гордые своей техникой, злые бесхвостые обезьяны, именуемые людьми, будут строить армии и воевать, командование будет ставить солдат между возможной смертью впереди и неизбежной смертью позади».
   Вот так, доступно и логично. И знаменитый поезд Троцкого по праву можно было бы назвать поездом смерти. Латышские стрелки, охранявшие наркомвоенмора, были по совместительству и его палачами. Массовые расстрелы «бесхвостых обезьян» были непременной приметой выездов наркомвоенмора на фронт. Но Троцкий понимал, что для создания армии необходимы и военные профессионалы.
   В декабре 1918 года по настоянию Троцкого Совет народных комиссаров принял декрет «О порядке призыва на действительную военную службу всех бывших офицеров». Только в течение месяца, с 15 декабря 1918 года по 15 января 1919 года, в Красную Армию было призвано более 4300 офицеров и 7600 унтер­офицеров царской армии. В то же время командные курсы большевиков сумели подготовить всего 1340 красных командиров, то есть примерно одну десятую от числа «бывших».
   Коммунисты не доверяли офицерамвоенспецам, не желали им подчиняться и обвиняли наркома в том, что он благоволит бывшему офицерству. Но при этом Троцкий настойчиво добивался, чтобы в случае измены вся офицерская семья подвергалась самым суровым репрессиям, именно он создал систему жесточайшего комиссарского надзора за командным составом. Нарком понимал, что на одном революционном энтузиазме армию не создашь.
   Генерал Деникин, командующий белой Добровольческой армией, в воспоминаниях подчеркивал, что Троцкий выстраивал Красную Армию «всецело по образу и подобию армии императорской, исключение представляли лишь коллегиальная форма верховной военной власти, институт комиссаров и комячейки, в руках которых находился надзор за командным составом и политическое воспитание масс». Даже своих адъютантов наркомвоенмор старался подбирать из бывших гвардейских офицеров.
   
   За «варяжский» шлем   могли убить
   Конечно же, превращение добровольческих красных отрядов в дисциплинированную регулярную армию встретило бешеное сопротивление привыкших к безбрежной свободе «альбатросов революции».
   Комиссар Дмитрий Фурманов ярко описал этот процесс. Из его книги «Чапаев» можно узнать много интересного об эпохе Гражданской войны и ее нравах. Вот такая характерная деталь во взаимоотношениях местных, уральских, и приехавших «из центра» красноармейцев:
   «Когда через несколько дней прибыл в Уральск ИвановоВознесенский отряд в своих типичных «варяжских» шлемах с огромными красными звездами во лбу, когда он взял охрану города, по ткачам изза углов открывалась хищная пальба: стреляли красноармейцы «вольных» крестьянских полков, у которых приехавшие ткачи отнимали и урезывали их бесшабашную «волю».
   Варяжским шлемом в то время называли головной убор, который мы знаем как «буденовку». Вообще­то шить их начали еще при царе, эскизы шлема разрабатывал большой русский художник Васнецов. Но носить их довелось красноармейцам. Эти головные уборы стали своеобразным символом Гражданской войны.
   Надо сказать, что даже после окончания Гражданской войны строительство регулярной армии вызывало неприятие приверженцев революционной романтики и партизанщины.
   Поэт Наум Коржавин в воспоминаниях рассказал о любопытной истории, случившейся с одним из его знакомых по фамилии Адамов:
   «Троцкий явился в полк, где Адамов был помкомполка. Адамов бодро отрапортовал ему, как в подобных случаях положено, и заключил рапорт словами:
   – Докладывает помкомполка Адамов.
   – А из чего это видно, что Адамов – помкомполка? – ехидно спросил Троцкий. – Почему знаков различия не носите?
   – Не считаю нужным! – ответил молодой и горячий помкомполка наркомвоенмору.
   – Ах, не считаете нужным выполнять приказы! – взорвался в свою очередь Троцкий и тут же уволил строптивого помкомполка из армии…
   Тогда как раз вводили знаки различия, и это натыкалось на яростное сопротивление оскорбленных в лучших чувствах командиров из выдвиженцев Гражданской войны. «Что это еще за знаки? Мы и без них били любых золотопогонников. Ни к чему нам эти старорежимные штучки! За что ж тогда боролись?» – возмущались они. С этими «нездоровыми настроениями», с «партизанщиной» тогда как раз велась борьба».
   Однако стоило ли уничтожать старую армию, чтобы потом создавать новую по ее образу и подобию? Большевики старательно разлагали старую армию. Затем, придя к власти, отменили воинские звания и знаки различия. Но вскоре им пришлось восстанавливать ими же старательно подрываемую недавно армейскую дисциплину. Потом – вводить знаки различия. В 1935 году стали восстанавливать персональные воинские звания. Вновь зазвучали слова «капитан», «полковник» и т.д.
   Звания «поручик» и «штабс­капитан», очевидно, как более «контрреволюционные» с чьейто точки зрения, восстанавливать не стали. А в 1943м и погоны, и само понятие «офицер», «офицерская честь» армии вернули. Спрашивается: почему нельзя было сохранить армейскую систему, проверенную боевым опытом нескольких столетий?
   
   Без Троцкого  по ленинскому пути
   Надо сказать, что Троцкий был чрезвычайно популярен среди красноармейцев и красных командиров. И его поражение во внутрипартийной борьбе в конце двадцатых годов и высылка из СССР вызывали острое недовольство у многих красных ветеранов Гражданской войны.
   Вот с каким воззванием выступили, например, бывшие красноармейцы, словаки по национальности:
   «С глубоким негодованием узнали мы, бывшие бойцы русской Красной Армии, под руководством товарища Троцкого участвовавшие в создании Красной Армии, боровшиеся на многих фронтах и победившие контрреволюционные банды в годы Гражданской войны, что сталинское руководство угрожает нашему делу. В течение последних приблизительно шести лет, как сталинское правительство находится у руля, великая беспримерная пролетарская революция, которая победоносно начата в 1917 году, подрывается шаг за шагом. То, что с безграничной самоотверженностью и энтузиазмом создавали миллионы пролетариев под руководством Ленина и Троцкого, то, за что тысячи и тысячи красноармейцев проливали свою кровь, – это разрушается сталинской политикой».
   Но в СССР в таком духе поклонникам Троцкого выступать становилось все опаснее. Со второй половины тридцатых годов слово «троцкист» стало гораздо более страшным обвинением, чем просто «контрреволюционер». А вспоминать об истинной роли Троцкого в создании Красной Армии значило подписать себе смертный приговор. Поэтому старались как можно чаще говорить о заслугах Михаила Фрунзе, с середины двадцатых годов ставшего преемником Троцкого на посту наркомвоенмора. Ну а главными фигурами в строительстве Красной Армии были признаны товарищи Ленин и Сталин. Последний продолжал считаться таковым до двадцатого съезда КПСС в 1956 году.
Прочитано 6953 раз Последнее изменение Понедельник, 19 Ноябрь 2012 21:03
Другие материалы в этой категории: « ВТОРАЯ СМЕРТЬ ЛЕШЕГО Ликвидатор Фила »
comments powered by Disqus