ПЕРВАЯ ВЕЧЕРНЯЯ ГАЗЕТА СТОЛИЦЫ
НЕФТИ И ГАЗА РОССИИ
Реклама  
Пятница, 10 Июль 2015 10:41

Восемнадцать

Автор  Виктор Егоров
Оцените материал
(0 голосов)

11391281 1602686989991290 7838080071732872950 nУ моей супруги был юбилей, ей исполнилось снова восемнадцать.
Имя у нее Лариса, что с греческого означает чайка, поэтому она предлагала в честь юбилея отобедать в ресторанчике «Чайка» на улице Республики. Мол, каждый день ходим мимо и ни разу не были.

Я начал готовиться и аккумулировать монеты на праздничный обед.
Но у чаек мысли машут крыльями над волнами сиюминутных настроений, и моя чайка недельку назад тихонько сказала: «Хочу на кораблике по воде».
Начал изучать водоплавающую развлекательную тюменскую индустрию. Оказалось, у нас в городе появилась целая флотилия прогулочных катерков. Есть какой-то катамаран на 12 персон, есть чуть побольше норвежский «Викинг» (норвежский – тока по названию), есть вместительная «Москва», что ходит на дальние восьмичасовые рейсы, и есть теплоходик с родным названием – «Тюмень».Вот этот, про который в инете написано, что он совершает двухчасовые вечерние экскурсии «для взрослых», меня заинтересовал особым юбилейным интересом.
Нашел я их офис на улице Герцена, захожу внутрь, там с одной стороны комнаты огромное фото кораблика, а с другой – милейшая женщина по имени Нина Петровна.
Я ей говорю, Нина Петровна, у вас на сайте написано, что вы можете создать условия для объяснения в любви двум юным особям мужского и женского пола. Стеснительный паренек, скромная девушка сидят за уютным столиком, плывут вдоль берегов и наконец-то объясняются, кто в кого и как.
– Это правда? – спрашиваю у милейшей Нины Петровны.
– Правда, – ответила Нина Петровна и почему-то внимательно присмотрелась к моей бороде.
– А можно перенести водное объяснение в любви с вечернего времени на дневное?
– Можно.
– И стол накрыть под это дело?
– Можно.
– И как бы слегка уединиться для этого момента от общей массы прогуливающихся куда-нибудь в отдельный уголок?
– Можно. В вип-зону.
– И там будем только мы, река и чайки?
– Вы для себя заказ будете делать? – заинтересовалась Нина Петровна.11391401 1602687029991286 5842976760062720303 n
– Для себя и своей супруги по случаю ее юбилея.
– Сколько ей исполнилось?
– Восемнадцать.
– Понимаю, – сказала Нина Петровна, проявив женскую тактичность. Но все же попросила признаться, восемнадцать – это старше 50 или младше?
Я признался, что мы с супругой почти ровесники, и Нине Петровне стал понятен возрастной расклад.
Вот так я оказался в вип-зоне тюменского нано-круизного лайнера.
По поводу любви сразу скажу, в 17 лет объясняться девушке на борту этого лайнера мне было бы затруднительно. Почему? Потому что на кораблике полно детей, и с ними – клоун. Гвоздь программы аниматора – он раздает детям надутые воздушные шары и просит так прыгнуть на шар, чтобы шар лопнул. Когда раздается взрыв, дети орут от восторга, а клоун просит детей прыгать выше, смелее и все сразу по его команде. Шаров у него дохрена, и прыгают они около моего стула.
Влюбленный юноша стеснительного характера после первого же взрыва начал бы заикаться до конца своей жизни.
На Тюмень с водной поверхности реки я посмотрел впервые за тридцать лет. Впечатлений два: есть только 700 метров берега, на которые приятно глядеть снизу – набережная. Все остальные виды – кусты. Только кусты и больше ничего. Будто и города нет вообще. И второе впечатление – Тюмень уже не портовый город. Я помню 80-е годы, когда все стройки севера снабжались по реке. Тогда наш город был поистине портовый. А теперь под загрузкой стоит одна единственная баржа. Все, мы уже не водный транспортный узел. Мы просто город-спальня.
Как-то особенно остро ощутил я, что живу не Венеции, не в Киеве, не в Волгограде и совершенно точно – не в Питере. И даже не в Омске.
Когда отплыли, в динамиках зазвучала пятиминутная лекция об истории Тюмени. Ермак со товарищи, Данила Чулков град 11401126 1602687106657945 5558997394844464458 nпоставиши, Чимги-Тура, цесаревич Александр, царь Николай на пароходе «Русь» и – конец рассказа. А мимо над головой проплывал Мост Влюбленных, опирающийся на фундамент взорванного храма, купола монастыря, который упал бы в реку, не будь сделана набережная, зеленые склоны с лестницами и смотровыми площадками, которые строил человек, сбежавший из России в неизвестном направлении. Не во время революции, а два года назад, так как попал под подозрение в растрате бюджетных средств.
Будь со мной рядом не моя супруга, а, допустим, жена французского посла, или американского, мне кажется, я бы мог им рассказать немного поинтересней историю Тюмени, хотя и не краевед.
Шел дождь, поэтому я из вип-зоны никуда не выходил и по палубам не шлялся. Но в окошко через капли видел, что на «Викинге», который проскочил нам навстречу, на борту неистово танцевали. У каждого свой праздник. Мне для радости достаточно было наблюдать за двумя чайками. Одна кружила прямо перед носом кораблика, другая – сидела рядом.
Две чайки – и больше в жизни уже ничего не надо.

Прочитано 1755 раз Последнее изменение Пятница, 10 Июль 2015 10:59
comments powered by Disqus