ПЕРВАЯ ВЕЧЕРНЯЯ ГАЗЕТА СТОЛИЦЫ
НЕФТИ И ГАЗА РОССИИ
Реклама  
Пятница, 25 Январь 2013 20:51

Кредо прокурора

Автор  Григорий ЗАПРУДИН, фото из семейного архива
Оцените материал
(0 голосов)

prokurorСообщение о захвате заложника в колонии под Лабытнангами свалилось как снег на голову. Требование заключенных было жестким – немедленно предоставить деньги, оружие и автобус до аэропорта г. Салехарда…

Вскоре стало очевидно, что вожак взбунтовавшихся зеков, матерый рецидивист, ни на какие уступки не пойдет. Еще бы, в их руках находился сотрудник колонии, прапорщик, жизнь которого буквально висела на волоске.
Тогдашний заместитель прокурора Тюменской области Николай Борисович Костко, незамедлительно прибывший к месту ЧП, оценил ситуацию как критическую. Решение надо было принимать безотлагательно. И ответственность за исход операции брать, естественно, на себя.
Вышестоящее руководство по телефону дало добро – действовать по обстановке. Парни из спецназа ждали только сигнала. Костко еще раз попытался провести с находившимися по ту сторону «колючки» переговоры, но пришел к выводу, что они бесполезны и лишь усугубляют незавидное положение заложника. Решение применить оружие назрело.
Можно только догадываться, что происходило в душе прокурора, когда прозвучали первые выстрелы. В стопроцентный успех акции трудно было даже поверить. Но полузадушенный прапорщик в итоге остался жив, а пятеро зеков оказались убиты на месте. Главаря виртуозно обезвредил снайпер. Еще пять участников бузы вскоре предстали перед судом.
– Вы всегда действуете без колебаний? – спрашиваю Костко.
– Только предварительно взвесив все «за» и «против», – говорит Николай Борисович. – Порой малейшее сомнение или спешка могут привести к трагическим последствиям, а такой ошибки не прощают. И дело даже не в собственной карьере, сотрудникам прокуратуры зачастую приходится держать в руках тонкие нити человеческих судеб – вот главное.
Он родился в небольшой деревне Герасимовка, что в Нижнетавдинском районе. С детства мечтал стать летчиком. Но закончил Свердловский юридический институт. По распределению был направлен следователем в прокуратуру Ямальского района, где и работал до конца 1958 года.
Первое самостоятельно раскрытое дело он в шутку назвал «Последний «медвежатник» Яр-Сале». В тамошнем районном отделе народного образования кассирша время от времени, но с загадочным постоянством, недосчитывалась в кассе 10-20 рублей. Подозревать кого-либо было крайне трудно, ведь в это время северяне жили очень сплоченно, да и коллектив был маленький.
– Пришлось изрядно помозговать, – с улыбкой вспоминает Николай Борисович. – Установили визуальное наблюдение за бухгалтерией, пересчитали и переписали номера денежных купюр. Вскоре в поле зрения попала женщина-техничка. Она проникла в помещение кассы в разгар обеденного перерыва, открыв дверь своим ключом. Взяла очередную «десяточку» и пошла за покупками в магазин. Там у прилавка, в присутствии понятых, и был составлен протокол задержания. Несмотря на слезы и полное раскаяние, молодая женщина была осуждена к реальному сроку лишения свободы. Надо ли говорить, что для маленького поселка это явилось настоящей сенсацией.
Николай Борисович работал затем прокурором Красно­селькупского района, был заместителем и прокурором Ямало-Ненецкого округа: изъездил на нартах огромную территорию, ночевал в чумах и в тундре. Случалось порой в служебных командировках разыскивать убежавших оленей, планировать на самолете АН-2 с заглохшим двигателем на заснеженные северные реки, мерзнуть и голодать...
Накопленные впечатления прокурор Костко удачно оформлял в виде статей, зарисовок и рассказов, которые охотно публиковали газеты «Правда тундры», «Красный Север», «Тюменская правда», столичные журналы «Человек и закон», «Социалистическая законность». Литературный дар северного прокурора неоднократно был отмечен премиями и дипломами различных конкурсов.
– Браться за перо меня заставляло не только желание поделиться увиденным и пережитым, – говорит Николай Борисович. – В моем распоряжении оказывались нередко такие уникальные факты, а перед глазами проходили такие интересные и поучительные судьбы людские, что грех было не поведать об этом всему миру. Исподволь надеялся, что хоть кого-то уберегу от повторения чужих ошибок, сумею убедить в том, что любой противоправный поступок рано или поздно наказуем. При этом я всегда исповедовал кредо почти медицинское: «Не навреди!»
– Странное кредо для прокурора, чья основная роль сводится чаще всего к обвинению...
– Прежде, чем обвинить, надо глубоко вникнуть в суть произошедшего, в характер человека, совершившего преступление, понять мотивы. О себе скажу: угрызений совести по отношению к бывшим своим подопечным не испытываю, так как убежден в справедливости принятых мною решений и в объективности приговоров суда. Хотя в разные годы довелось выслушивать и обвинения в свой адрес, и нешуточные угрозы.
Сорок лет прокурорского стажа! Окончательно на пенсию Костко ушел с должности заместителя прокурора области в 1996 году. Успев поучаствовать в наиболее нашумевших уголовных процессах. Испытав на себе все «прелести» давления со стороны влиятельных лиц самого высокого ранга. На сделку с совестью не согласился ни разу. Букву Закона чтит за святое.
Вместе с женой Любовью Александровной вырастил и воспитал двоих сыновей. Оба пошли по стопам отца – стали юристами. Сергей и Андрей всегда советовались, как поступить в ситуациях, инструкцией не предусмотренных.
– Ну, а увлечения для души остались?
– Еще на Севере «заболел» охотой и рыбалкой. Теперь остались хлопоты на даче, – улыбается Костко. – Иногда в свободное время беру в руки книгу, предпочтение отдаю приключениям и хорошим детективам: они бодрят и отвлекают от забот.
Из доверительных источников удалось узнать, что Николаю Борисовичу неоднократно предлагали весьма солидные должности. Звали, к примеру, областным прокурором в Киргизию. Билет до г. Фрунзе до сих пор хранится в архивных папках с бумагами. Предлагали заняться преподавательской деятельностью. С таким-то опытом, со званием «Заслуженный юрист РСФСР», казалось бы, сам Бог велел. Однако Костко, подумав, вежливо отказался. Посчитал эту работу слишком ответственной. Ведь одним из его жизненных принципов является убеждение: любое дело требует полной самоотдачи! В противном случае, это всего лишь халтура.
И последний штрих к портрету. Один из бывших «подопечных» Костко признался: попавшие в руки правосудия люди стремились на допросы именно к нему, полностью доверяя его опыту, чувству такта, умению внимательно слушать и добросовестно записывать показания. Услышать такое из уст матерого рецидивиста, согласитесь, можно нечасто.

Прочитано 4246 раз
comments powered by Disqus