ПЕРВАЯ ВЕЧЕРНЯЯ ГАЗЕТА СТОЛИЦЫ
НЕФТИ И ГАЗА РОССИИ
Реклама  
Пятница, 24 Октябрь 2014 15:37

От хрущевской оттепели до брежневского застоя

Автор  Катаева Виктория, sobesednik.ru
Оцените материал
(0 голосов)

hrushov50 лет назад в СССР произошел сравнительно мирный переворот: Брежнев с товарищами отстранили Хрущева от власти.
14 октября 1964 года – состоялся пленум ЦК КПСС, который отстранил от власти Никиту Сергеевича Хрущева, занимавшего высший государственный пост после смерти Сталина. Новым главой партии и государства стал Леонид Ильич Брежнев.

Это была первая в СССР «дворцовая интрижка», завершившаяся отставкой – причем бескровной – полновластного лидера могучей державы. Как это происходило, описано достаточно подробно в исторической литературе, в мемуарах современников.
Но много ярких деталей, позволяющих понять, кого на кого поменяли, был ли «волюнтарист» Хрущев хуже или лучше будущего «архитектора застоя» Брежнева, что за люди они были в быту, еще не рассказано. Знаменитому фотографу ТАСС Владимиру Мусаэльяну довелось плотно работать и с тем, и с другим. Вот что он вспоминает.

За что фотографу сломали ребра
У Владимира Мусаэльяна сохранился редкий снимок – Хрущев, он тогда еще был главой государства, а рядом Брежнев принимают второго космонавта планеты Германа Титова. C тех пор лидеры вдвоем никогда не снимались.
– Хрущев работал в кабинете Cталина, – вспоминает Владимир Гургенович. – Парадокс: развенчал культ личности, а сам уселся в огромном кабинете бывшего хозяина и выглядел довольным.
У Никиты Cергеевича была весьма недобрая охрана. Один раз они меня даже изрядно помяли. Было это 7 ноября 1963 года. В гостинице «советская» проходила встреча наших партийных лидеров с американской делегацией, а я их снимал. После встречи смотрю: Хрущев тащит за рукав какого-то парня. «Это Сэм Джофри, корреспондент американского телевидения, – объявил Никита Сергеевич людям, которые ждали его возле входа. – Он пишет, что вы – рабы коммунизма!» «сейчас мы ему зададим, этому американцу. Какие мы рабы – мы свободный народ!» – тут же загудели люди. Я решил сделать фотоснимок, запрыгнул на бампер правительственного ЗИЛа, который там стоял, и стал снимать. Тут охрана и налетела, сломали мне тогда два ребра. Я на них не в обиде, ведь они выполняли свою работу. Как отделался тогда от возмущенной толпы несчастный американец, я не видел. А вот с некоторыми сотрудниками охраны Хрущева мы позже даже подружились. Никиту Сергеевича к тому времени с поста сняли, главой государства стал Брежнев, а мне посчастливилось попасть в ближний круг нового генсека. И я говорил (шутил, конечно, но в каждой шутке правда есть) одному из тех, кто мне тогда ребра мял: «Вот видишь, Миша, как жизнь может измениться!» Никита Сергеевич, что и говорить, был грубоват, а сотрудники часто перенимают стиль своего руководителя. Леонид Ильич на фоне своего предшественника выглядел и дипломатичнее, и интеллигентнее. За те 14 лет, что я с ним (Брежневым) работал, он ни разу не унизил ни меня, ни кого бы то ни было в моем присутствии.

«Водка есть, значит, коммунизм построим»
Владимир Мусаэльян сопровождал генерального секретаря в рабочих поездках по стране, на отдыхе в Крыму, на охоте в Завидово, снимал его дома и на даче.
– Он вовсе не был поначалу «плохо говорящим дедушкой», – вспоминает Мусаэльян. – Какое там! В командировках он обедал за восемь минут. Я – молодой парень (не было и 30) – не успевал за ним и первое время из-за стола (а обедали часто вместе) выходил голодным. Потом и я привык быстро есть. Каждый день Брежнев принимал у себя в кабинете делегации из всех уголков страны – инженеров, ученых, педагогов, врачей...
Брежнев и сам выбирался «в народ». Знал ли он, что люди испытывают трудности? Да, конечно. Очевидцы вспоминают, как Брежнев однажды посещал Комсомольск-на-Амуре. Леонид Ильич подходит к рабочему (не к начальнику, а к простому работяге – они не соврут!): «Ну, как у вас жизнь? Рыба в магазинах есть?» – «Есть». – «А мясо?»
– «Мяса нет. Но водка есть, Леонид Ильич, значит, коммунизм построим», – пошутил рабочий, и Брежнев как-то сразу потух... На пленумах он потом ставил вопрос: «Люди говорят: нет мяса, давайте разбираться, почему». Да, были проблемы с питанием. Но иностранцы, приезжавшие в СССР, удивлялись: «странно, в магазинах пустые полки, а у людей дома все есть – как такое может быть?»
Cтарел же Леонид Ильич буквально на моих глазах, – резюмирует Владимир Мусаэльян. – На обороте одной из последних фотографий за три месяца до его смерти я написал: «Как же власть изнашивает человека, больно смотреть!» Так и было: работа и колоссальные нагрузки буквально высосали из него силы. А вот словосочетание «эпоха застоя» родилось уже после его смерти, и руку к этому приложил Горбачев. Впоследствии он (Горбачев) везде рассказывал, будто Брежнев чуть ли не благословил его на пост главы государства. Это совсем не так. Леонид Ильич не хотел назначать его даже на пост секретаря ЦК по сельскому хозяйству – не считал грамотным руководителем. Андропов и Суслов долго его уговаривали, потом Брежнев махнул рукой: «Ладно, так и быть – невелика должность!»
Позже Горбачев, думаю, мстил. По решению политбюро, которое он возглавлял, даже сняли мемориальную доску с дома Леонида Ильича на Кутузовском проспекте. (Мы с товарищами, которые также работали с Брежневым, последние 20 лет добивались, чтобы доску эту восстановили – сейчас висит.) Зятя, Юрия Чурбанова, посадили. Вдову, Викторию Петровну, оставили фактически без средств к существованию.
Между прочим, от Леонида Ильича я за всю жизнь ни разу не слышал ни одного пренебрежительного слова в адрес Хрущева. Только уважительно – «Никита Сергеевич...» И Хрущев до конца дней был обеспеченным человеком.

Прочитано 1560 раз
Другие материалы в этой категории: « Берут на пушку Государство пошло в разведку »
comments powered by Disqus