ПЕРВАЯ ВЕЧЕРНЯЯ ГАЗЕТА СТОЛИЦЫ
НЕФТИ И ГАЗА РОССИИ
Реклама  
Среда, 01 Февраль 2012 22:12

Угроза свободе слова и правам человека!

Автор  Тодор Воинский Фото автора
Оцените материал
(0 голосов)
Гость из Екатеринбурга журналист  Сергей Плотников
Гость из Екатеринбурга журналист Сергей Плотников
Условно осужденный  по эсктремистской статье бывший преподаватель ТюмГУ Андрей Кутузов
Условно осужденный по эсктремистской статье
бывший преподаватель ТюмГУ Андрей Кутузов
Докладчик  Дарья Мышленникова
Докладчик Дарья Мышленникова
Участник круглого стола  адвокат Алексей Ладин
Участник круглого стола адвокат Алексей Ладин
Участники круглого стола «Борьба с экстремизмом: призрачная угроза?»
Участники круглого стола «Борьба с экстремизмом: призрачная угроза?»
С такой реальностью сталкивается сегодня в Тюмени рядовой гражданин

Что такое «экстремизм» вообще, и существует ли четкое его определение? Чем отличаются «борьба с экстремизмом» и политический сыск? Где проходит грань между «экстремизмом» и «мыслепреступлением»? Для совместного поиска ответов на эти вопросы Совет инициативных групп провел в Тюмени круглый стол «Борьба с экстремизмом: призрачная угроза?». Среди участников разговора были политологи, историки, философы юристы, общественные активисты, преподаватели, журналисты… С докладами «Экстремизм: история понятия» и «Неправомерный антиэкстремизм в современной России» выступили историк Михаил Агапов и журналистка Дарья Мышленникова, затем состоялась открытая дискуссия на обозначенную тему.

«Мыслепреступление»? «Словесный экстремизм»?
Участники круглого стола, в частности, акцентировали на том, что федеральный закон №114-ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности» в России часто используется для преследования социальных и политических активистов. В качестве примера сообщалось, что тюменский социальный активист и участник движения «Автономное действие» Андрей Кутузов не только получил условный срок по сфабрикованному делу, но также был уволен из ТюмГУ, где он преподавал. По «экстремистской» статье привлекают и главного редактора газеты «Вечерняя Тюмень» журналиста Владимира Ефимова — якобы за разжигание ненависти к социальной группе (милиционерам) путем опубликования «неподобающих» заметок… Так называемое антиэкстремистское законодательство тем временем ужесточается: вновь избранная Госдума, в частности, намерена рассмотреть поправки к Трудовому Кодексу и к закону о государственной регистрации физических лиц — согласно вносимым поправкам, лицам, осужденным по антиэкстремистским статьям УК РФ (280 и 282), будет запрещено заниматься педагогической деятельностью и регистрироваться в качестве индивидуальных предпринимателей. Дожили, что называется! Насколько необходимы эти меры? Так ли опасен «экстремизм», как видится из представленных поправок?
Итак, федеральный закон от 25 июля 2002 года «О противодействии экстремистской деятельности». Понятие «экстремизм» трактуется в нем, как возбуждение расовой, национальной, религиозной, а также социальной розни, действие, связанное с насилием или призывами к насилию, а также пропаганда исключительности, превосходства либо неполноценности граждан по признаку их отношения к религии, социальной, расовой, национальной, языковой или религиозной принадлежности. Собравшиеся за круглым столом напомнили: в ноябре 2003 года по поводу антиэкстремистского законодательства РФ высказался комитет по правам человека ООН на предмет соблюдения прав и свобод граждан, где в целом приветствовалось намерение российских властей бороться с такими явлениями, как ксенофобия, разжигание национальной, расовой вражды… Но вместе с тем отмечалось, что в упомянутом законе (о противодействии экстремистской деятельности) дается слишком расплывчатое определение понятия «экстремизм», что создает угрозу его произвольного толкования и соответственно его произвольного применения. Рекомендация комитета по правам человека ООН заключалась в том, чтобы российские законодатели уточнили само понятие «экстремизм».
Тем не менее, в федеральном законе от 27 июля 2006 года «О внесении изменений в статьи 1 и 15 ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности» понятие «экстремизм» не только не уточнялось, а наоборот, расширялось. Собственно, принятие этих поправок стало очень важным моментом в общественных обсуждениях. По большому счету, расширенная трактовка понятия «экстремизм» вызвала вполне обоснованные опасения. В новом варианте закона исчезала та привязка, на которую следует обратить внимание: изымалась фраза о «деятельности, связанной с насилием или призывом к насилию». Свято место пусто не бывает. В ходу уже понятие типа «словесный экстремизм», имеющий следующее определение: целенаправленный акт публичной передачи сообщений в форме устных или письменных речевых высказываний, которые призывают или подстрекают к осуществлению, инициируют, провоцируют или руководят противоправными действиями экстремистского толка…
А как известно, нам не дано предугадать, чем слово наше отзовется. Например, когда корреспондент рассказывает что-нибудь об особенностях устройства новой яхты Абрамовича, он тем самым разжигает социальную рознь или нет? И как здесь квалифицировать, выражаясь языком экспертов от МВД РФ, это «целенаправленный акт», это «словесный экстремизм» или нет? И таких коллизий возникает, как показывает практика, огромное количество. И что все-таки скрывается под определением «борьба с экстремизмом»? И где грань, отделяющая «экстремистскую деятельность» от «мыслепреступления»? Вопрос остается открытым.

Немного статистики
Статистика преступлений экстремистского характера в России растет. По разным данным, в прошлом году суды рассмотрели 600-650 дел, связанных с обвинениями по экстремистским статьям УК. Причем за организацию экстремистского сообщества было осуждено 23 человека, когда в 2009-м — лишь двое. Количество дел растет, как снежный ком, и проблема именно в том, что в законе отсутствует четкое определение экстремизма. Что на практике развязывает руки тем, кто под предлогом «противодействия экстремизму» идет на неправомерное ограничение гражданских свобод или даже прямо попирает их. С одной стороны, это удобное средство в преследовании конкретных политических активистов, журналистов, средств массовой информации, а с другой — палочка-выручалочка в стремлении улучшить отчетность «борьбы против экстремизма» заводить все больше уголовных дел. Таким образом, соответствующие ведомства ищут зло и злодеев там, где их нет. Главной группой риска остаются общественно-политические деятели. Самым обсуждаемой проблемой стало использование понятия «вражда к социальной группе» для защиты представителей власти и правоохранительных органов. По данным СМИ, ссылающимся на Верховный суд, по статье «возбуждение ненависти или вражды» в 2009 году было осуждено 65 лиц, в 2010-м — 161 лицо… В то же время нет четкого определения понятия «социальная группа». Очевидно, что антиэкстремистское законодательство применяется не всегда корректно.

Назначаешься…экстремистом
Как отметил адвокат Алексей Ладин, существует и такое понятие, как «неправомерный антиэкстремизм». А проблемы антиэкстремистского законодательства — в его несовершенстве, отсюда — и казусы в правоприменении как таковом. Потому что так называемые «антиэкстремистские» статьи (280, 282) не содержат понятия, что такое «экстремизм». Его определяет ФЗ 114-й, но в это понятие «входят» более десятка составов преступления, абсолютно не связанных между собой. Целый ряд из них безусловно уголовно наказуемы, но они должны быть вынесены в отдельные статьи УК. А потому, считает адвокат, статьи 280 и 282, должны быть исключены, а вместо них необходимо внести более четкие определения.
В действительности правонарушения, связанные с экстремизмом, должны содержать прямой умысел, когда, с точки зрения законодателя, человек четко осознает, что он совершает преступление, разжигает рознь. Но даже признание обвиняемого сегодня не является «царицей доказательств» — слава Богу, на дворе не 37-й год. Признание должно быть подтверждено совокупностью других доказательств. А таковых нет, и тогда предположения в правоприменительной практике нередко выдаются за очевидные факты, которые считаются доказанными. На основании чего?
Сейчас даже появился новый термин «оценочное мнение». Хорошо это или плохо? В любом случае человек имеет право на высказывание — свободу слова никто не отменял. Другое дело, что ее почти запрещает понятие «словесный экстремизм», под который можно подвести все, что угодно: критику в отношении «сильных мира сего» или основанные на фактах нелицеприятные доводы, аргументы и аналитика «не в их пользу». Выходит, трактует тот, кто наверху, нередко — по своему усмотрению, тем более, что законодательство расплывчатое, а правоприменительная практика — произвольная.
У антиэкстремистского законодательства две фундаментальных проблемы, продолжали участники встречи. Принципиальная субъективность определения того, экстремистским является тот или иной текст или высказывание, зачастую сталкивает два диаметрально противоположных мнения экспертов. Какого-то четкого и однозначного способа выяснить, кто из них прав, нет. И судья тоже здесь не может являться экспертом — он не обязан обладать лингвистическими знаниями, быть психологом… То есть одно и то же деяние или текст могут быть восприняты экспертами как разжигающие (или неразжигающие) какую-то рознь. Но ведь существует презумпция невиновности, которая гласит: все сомнения истолковываются в пользу подсудимого, обвиняемого, подозреваемого. И второе. Нынешняя антиэкстремистская практика все больше доказывает свою неэффективность: с точки зрения законодателя, понятие «экстремизм» имеет тенденцию к расширению, и количество преступлений экстремистской направленности все увеличивается. Парадоксальность ситуации в том, что тратится все больше ресурсов на это, а преступлений становится все больше. Значит, здесь что-то не так. Ведь по идее должно быть наоборот — должно сокращаться число правонарушений.
Итак, все эти проблемы возникают из-за возможности множества трактовок понятия «экстремизм». Вопрос: что это? Системная политика? Недоработки на местах? Или люди, наделенные властью, банально сводят личные счеты с якобы «экстремистами». Или это делается ради хорошей отчетности — ибо, как показывает практика в «борьбе с экстремизмом» все средства хороши…
Прочитано 4371 раз Последнее изменение Четверг, 15 Ноябрь 2012 21:50
comments powered by Disqus