ПЕРВАЯ ВЕЧЕРНЯЯ ГАЗЕТА СТОЛИЦЫ
НЕФТИ И ГАЗА РОССИИ
Реклама  
Пятница, 25 Октябрь 2013 14:01

Временное помешательство

Автор  Оксана, 36 лет
Оцените материал
(0 голосов)

111787230Она окликнула меня у подъезда.
– Семенова! Оксана Анатольевна!
Я удивленно закрутила головой: кто это так официально? С лавочки в соседнем палисаднике поднялась и неторопливо подошла симпатичная брюнетка.
– Здравствуйте, – сказала она без тени улыбки.
– Здравствуйте, – ответила я, с любопытством разглядывая незнакомку.

Волосы уложены в замысловатую прическу, слишком яркий макияж не портит молодость и свежесть лица. Лет двадцати пяти, почти на голову выше меня. Элегантная легкая курточка нараспашку, белый брючный костюм выгодно подчеркивает фигуру. Сегодня солнечно, но все-таки конец октября, а девушка одета явно не по погоде. Не холодно ей?
– Давайте отойдем, – предложила незнакомка, – нам надо поговорить. Опять заочница с конвертом, коньяком и просьбой помочь с зачетами? Десять лет, сразу после аспирантуры, работаю в институте, но у дома еще никто не ловил.
Тяжелые сумки оттягивали руки, и я решила побыстрей избавиться от просительницы.
– Боюсь, ничем не смогу вам помочь.
– Зато я вам смогу, – усмехнулась девушка. – Например, сохранить достоинство, нервы и самоуважение. Как вам такой вариант?
Наверное, у меня был очень глупый вид, потому, что она уверенно взяла меня под локоть и повела в сторону.
– Что вам надо? – возмутилась я, вырывая руку.
Да что она себе позволяет!
– Всего лишь хочу сообщить, что встречаюсь с вашим мужем.
– С Мишей? – опешила я.
Смотреть снизу вверх было крайне неудобно, и я отошла на шаг назад. Она меня с кем-то перепутала?
– Да. Я люблю его, понимаете, а он любит меня. Что вы так смотрите?
– А я должна любить вас обоих? – ухмыльнулась я и повернула в сторону дома.
Незнакомка цокала каблуками рядом и быстро говорила:
– Не верите? Мы встречаемся несколько месяцев, сегодня ночью он будет у меня, Савинов переулок, пятнадцать. Убедитесь сами. А еще у Михаила в паху большое родимое пятно. Я остановилась. Не может быть. Она все выдумала.
– Как вас зовут?
– Катя. Поймите, он давно вас не любит, зачем мучить близкого человека, изображая семью? Его держит только привычка, но ведь это ужасно, правда?
– Катя, немедленно убирайтесь, – прошипела я. – Или я за себя не отвечаю.
Она посмотрела испуганно, судорожно вздохнула, кажется, хотела ответить. Но развернулась и пошла, гордо покачивая бедрами.
Дома я бросила сумки в прихожей и, не разуваясь, прошла на кухню. Сначала чай. Крепкий, сладкий, горячий. Надо успокоиться, потом позвонить мужу. Но он меня опередил: телефон залился бодрой мелодией.
– Оксаночка, – голос твердый и уверенный, как всегда, – меня не будет до пятницы, поедем по объектам. Не волнуйся, это близко, в пригороде.
– Если близко, почему на ночь домой не вернетесь? – я старалась не кричать, сдерживаясь изо всех сил.
– Чего мотаться? За два дня все проверим и, кстати, поставщиков навестим. Скажи нашим малолетним бандитам, что в субботу идем в зоопарк, как обещал. А в воскресенье – на спектакль, билеты сам куплю, не волнуйся.
– Миша, мне надо с тобой поговорить.
– Непредвиденные расходы? – засмеялся муж. – Вынь свою «заначку из чулочка», не жадничай. Приеду – компенсирую. Все, пока, солнышко. Целую тебя и мальчишек.
И отключился.
Как мы будем жить, если Миша уйдет? Как я буду жить без него? Она моложе лет на двенадцать, если не больше. Рядом с ней я старая расплывшаяся тетка, с унылой стрижкой и потухшими глазами. Как я объясню близнецам, что папа полюбил другую тетю и будет жить с ней? Я тяжело поднялась: надо ехать в школу за своими первоклашками. В висках стучало, ноги неприятно дрожали, и я вызвала такси.
Поздно вечером вошла во двор Савинова переулка, пятнадцать. В стороне, у детской площадки, припаркована наша машина. Как жаль, что эта стерва не назвала номер квартиры. Я оглядела дом: множество окон горело уютным, мягким светом. За одним из них – мой муж с длинноногой Катей. Со злости я пнула по колесу, но сигнализация молчала. Позаботился, подлец, чтобы никто не помешал интиму. И телефон выключил, потом соврет, что разрядился.
Дома проверила спящих сыновей и позвонила подруге. Оставать­ся одна я решительно не могла. Ленка приехала через полчаса.
– Разводись, – категорично заявила она. – Работа у тебя хорошая, квартиру он детям оставит. Вот ведь потаскун, никогда бы не подумала. Оксаночка то, Оксаночка се, а сам налево. Чему удивляться? – подруга вздохнула и налила в бокалы вина. – Хлеб, хлеб, хочется и булочки.
– Лен, как же я без него? А дети? Знаешь, как они любят, когда он их сам в школу отвозит? Учительница говорит, какой у вас папа заботливый, всегда зайдет, спросит, как мальчики. Они отца обожают, и он их. На рыбалку с ними, в парк, на велосипедах кататься.serdechnye
– Хорошо хоть к бабе с собой не берет, – ядовито перебила Ленка. – Оксанка, ты слепая? Он у вас папа-праздник. Появляется как ясно солнышко: тебе цветы, детям мороженное, и опять исчезает.
– Он семью содержит.
– Защищаешь? Он, похоже, не одну семью содержит. Тебе нравится так жить, да?
Я промолчала. До сегодняшнего дня меня все устраивало. Конечно, хотелось, чтобы муж бывал дома чаще и больше времени проводил с нами, но отказаться от достатка не могла. Вспомнились первые совместные годы, когда по самым лучшим дням варили клейкие магазинные пельмени и запивали их дешевым чаем с запахом пересушенного веника.
– Ну что у тебя за жизнь? – убеждала Ленка. – Дом, работа, хоть она у тебя и на полставки, опять дом. Кухня, стирка. Ну, свозит он вас два раза в год на море, и что? Современной женщине свобода нужна и карьера! А ты на кандидатской застряла. Судьба дает второй шанс, так воспользуйся. Посмотри на меня: все есть. Магазин свой, дом свой, машина своя. Никто слова поперек не скажет. А мужика я любого возьму, если захочу. Но только на время, – добавила она, открыла косметичку и подкрасила губы вишневого цвета помадой, – никаких загсов, нечего у меня перед глазами каждый день мелькать.
Ленка уехала под утро. Я перемыла посуду, убрала в холодильник остатки закусок и легла спать.
В огромной супружеской кровати стало сиротливо и холодно, я зарылась с головой под одеяло и тихо заскулила: «Не хочу карьеру... И свободы не хочу. Хочу Мишу».
На следующий день договорилась с мамой, чтобы та забрала мальчишек из школы, и открыла коробку с деньгами, отложенными на ремонт машины. Новые фильтры и диски подождут. Вытащила несколько купюр, подумала и добавила еще. Почему я, собственно, езжу на маршрутке? Через квартал есть хорошая автошкола, Ленка там училась.
Выйдя из парикмахерской, позвонила подруге:
– Лен, не хочешь прогуляться со мной по магазинам?
– С удовольствием! Сейчас подъеду, говори куда.
Долго ждать не пришлось.
– Так, так, – веселилась Ленка, уверенно руля по проспекту, – прическу поменяла, волосы перекрасила. Осталось обновить гардероб, записаться на шейпинг и докупить эротичного белья поярче. И все, он твой навеки. Оксан, ты наверняка советов начиталась: «Как сохранить крепкую семью» и «Что делать, если муж завел подружку». За «Камасутрой» поедем?
«Поедем, – подумала я, – надо будет, и поедем».
Вещи выбирала придирчиво, никаких практичных кофточек и трапециевидных фасонов. В довершение купила брючный костюм. Не белый, как у Кати, а кремовый. Брюки с высокой талией и пиджак со стильными карманами делали меня выше и стройнее.
Ленка догадалась сразу и покрутила пальцем у виска:
– Может, еще ноги вытянешь? Чтоб росли от того места, где раньше были коренные зубы?
Но я не обращала на нее внимания.
Муж приехал в пятницу, как обещал. Услышал о потраченной сумме и удивленно присвистнул, но покупки одобрил.
– Надо так надо, – заметил философски. – Ты для автошколы столько вещей набрала? Буду теперь ревновать к инструктору.
Он будет ревновать? А я? Я что должна делать? Ждать, когда снова объявится Катя?
Она позвонила в понедельник на домашний телефон.
– Оксана, что вы решили? Вы должны его отпустить!
– Опять вы? – просипела я.
От волнения пропал голос.
– Заболели? Нам надо срочно встретиться.
– У меня высокая температура. Приходите, вы ведь знаете адрес, правда? Приходите, или никакого разговора не будет.
Катя молчала. Придет, поняла я и повесила трубку. Быстро намотала на шею толстый шарф, кинула на диван подушку и плед.
Катя позвонила в домофон через несколько минут.
Я открыла ей дверь и, не приглашая, вернулась в комнату, легла на диван.
– Вам так плохо? – удивилась Катя. – Могу в другой раз прийти.
Каждый день навещай, подруженька дорогая! Я тянула время, косясь на часы. Жаловалась на больное горло, мол, простыла, минералки холодной попила. Говорить не могу да и слышу плохо, от давления заложило уши. Наконец в двери заскрежетал ключ – Миша пришел на обед.
– Катя? Что ты здесь делаешь? – опешил муж, застыв на пороге гостиной с идиотским видом.
Катя как-то сникла, съежилась вся и пролепетала:
– Мишенька, я все объясню! Давай поговорим наедине? Оксана, вы не возражаете?
– Возражаю. Я, между прочим, тоже заинтересованное лицо. Катенька за тобой пришла, – объяснила я. – У вас же любовь, вот она и пришла помочь нам решить вопрос с разводом.
«Что я болтаю! – мелькнуло в голове. – Вдруг он действительно уйдет?»
Но меня понесло:
– Впрочем, общайтесь, я пока пойду твои вещи собирать.
– Какие вещи? Что здесь происходит, в конце концов? – заорал Миша.
Вот теперь узнаю характер своего мужа. Никакого детского лепета, никаких широко раскрытых от удивления глаз. Кулаком по столу – и всем строиться.
– Михаил, я ей все рассказала про нас! Зачем скрывать, если нам хорошо вместе!
– Оксана, не слушай ее, это было минутное помешательство, – Миша повернулся к Кате. – Тебе лучше уйти, немедленно.
– Не минутное! – истерически закричала девушка. – Это было четыре раза!
– Значит, четырехминутное помешательство! Временное, понимаешь? Что ты себе вообразила? Как ты смела явиться к моей жене?
Я сняла с шеи колючий шарф и отошла к окну. Катя выскочила в слезах, почему-то стало ее жалко. Наверное, она действительно потеряла голову от любви, раз решилась прийти ко мне.
Захлопнулась дверь.
– Оксана, – Миша подошел, попытался обнять.
Я увернулась.
– Оксана, прости. Я сволочь, я дурак. Сам не знаю, что на меня нашло. Старею, наверное, вот и потянуло на глупеньких и молоденьких. Что я говорю! Оксанка, я люблю тебя, я без тебя и дня не проживу. Ты и мальчишки – все, что мне надо в жизни. Оксаночка, не молчи, прошу тебя. Хочешь, я на колени встану? И буду вымаливать твое прощение?
– Хочу. Вымаливай.
Миша встал на колени и обнял меня за ноги.
– Что мне сделать, чтобы ты простила?
– Сделай так, чтобы никогда, слышишь, никогда никакие Кати не появлялись в нашей жизни. Сможешь?
– Обещаю.
Прошел год. Я езжу на машине и бережно храню в барсетке вожделенные права. Экзамен сдала с третьего раза, замучив до икоты инструктора. Теперь у меня появился новый маршрут: езжу на курсы ландшафтного дизайна. Именно такой специалист нужен на фирме, где работает Михаил. Историю с Катей мы не вспоминаем. Ленка вышла замуж и ждет первенца. Недавно в кафе, уплетая за обе щеки шоколадное мороженое, она сказала:
– Права ты была, Оксанка, за свою семью надо бороться.

Прочитано 1485 раз
comments powered by Disqus