ПЕРВАЯ ВЕЧЕРНЯЯ ГАЗЕТА СТОЛИЦЫ
НЕФТИ И ГАЗА РОССИИ
Реклама  
Пятница, 06 Декабрь 2013 09:07

Доверяйте любимым!

Автор  Мария, 40 лет
Оцените материал
(0 голосов)

varalica mob inЯ была в панике. Мой Егор, с которым мы душа в душу прожили десять лет и почти сроднились, вдруг изменился до неузнаваемости. И все – после одной поездки...

Когда мой муж решил ехать в санаторий, я не возражала. Конечно, в душе очень переживала – а вдруг найдет себе там кого-нибудь, помните, как в фильме «Любовь и голуби»? Но путевка досталась почти бесплатно, а подлечить спину ему давно надо было. Так что скрепя сердце пришлось отпустить.
Через три недели мой Егор вернулся – отдохнувший, загорелый и даже помолодевший, с блеском в глазах. Вот этот блеск меня и насторожил...
В воскресенье мы с подругами, как обычно, решили посидеть в кафе.
– Понимаешь, Сонь, он выглядит как-то иначе. Как подменили мужика. Веселый, напевает все время, на спину жаловаться перестал.
– Так это же хорошо. Что ты переживаешь, Маш? Подлечился, отдохнул от работы, вот и веселый.
– Не скажи, – вмешалась Лиза. – Эти поездки в санаторий иногда заканчиваются развалом семьи. Вот ответь, Маш, какие еще изменения ты заметила?
Я задумалась. Егор после возвращения чаще стал задерживаться на работе. Забыл про день рождения моей мамы. В последний раз, когда мне захотелось заняться с ним любовью, извинился и заснул… Вспомнив все это, я всхлипнула:
– Да много всяких изменений… Подруги наперебой бросились меня утешать, а Лиза посоветовала:
– Ты заканчивай слезы лить, этим ничего не изменишь. Ты лучше пошерсти по карманам, в телефон загляни, может, и обнаружишь что-нибудь интересное.
– Что ты, я никогда по карманам не лазила! Как можно! – возмутилась я, а Лиза спокойно сказала:
– Когда-то надо начинать.
Вернувшись домой, я прислушалась: Егор был в ванной, и снова пел – у него, судя по всему, было отличное настроение, и его совершенно не волновало, что жена вся извелась от ревности. На спинке стула висели брюки. Не соображая толком, что делаю, я молниеносно сунула руку в один карман, потом во второй... Вытащила телефон и открыла последние сообщения. Есть! Вот оно, отправлено с неизвестного номера: «Ты такой классный, звони, не забывай! Вика».
Сердце билось просто оглушительно, я поспешила вернуть телефон на место и плюхнулась в кресло – ноги не держали. Значит, Лизка права! Все они, мужики, такие! Стоит вырваться из дома – и они уже холостые-неженатые, свободные и счастливые! Небось, и кольцо обручальное не носил на отдыхе, кобель.
С этого дня я все время мучилась: что делать? Рассказать Егору о своей находке и заставить признаться в измене? А как я расскажу? Ведь придется говорить, что я унизилась до обыска, до «шмона», как говорят. Стыдно.
И я стала «намекать»… Ходила все время печальная, что было нетрудно – на сердце лежала тяжесть, и улыбаться совершенно не хотелось. Время от времени начинала плакать без всякой видимой причины.
– Машунь, что с тобой? У тебя снова глаза заплаканные. Что-то случилось? Ты меня пугаешь в последнее время! – спросил как-то Егор, вернувшись с работы.
– Все в порядке, – трагическим голосом ответила я, продолжая нарезать хлеб к ужину.
– Ничего не в порядке! – вспылил вдруг муж. – Я же вижу: с тобой что-то происходит в последнее время, а ты ничего мне не рассказываешь! Я ведь твой муж, расскажи мне, что тебя тревожит? Почему ты невеселая?
– Можно подумать, тебя волнует, что я невеселая! – выкрикнула я, перестав сдерживаться. – Тебе вообще на меня наплевать! Завел себе любовницу – вот пусть она и рассказывает тебе о своем настроении, а я не буду!
– Любовницу? – поднял брови Егор. – Маш, что ты несешь? Ты разве не видишь, что я работаю как проклятый?! Вот и завтра, хоть и суббота, а придется ехать заканчивать срочный проект, шеф попросил…
– Шеф? А этого шефа случайно не Викой зовут? – закричала я, не в силах больше молчать, и залилась слезами.
– Вика? Какая Вика? – удивился Егор.
– А такая! – отступать было некуда. – Которая тебе эсэмэски пишет! Наверное, и задерживаешься по вечерам у нее, хотя раньше всегда с работы вовремя приходил!
– Эсэмэски? – казалось, муж искренне удивлен. – Маша, объясни толком, о какой Вике ты говоришь и о каких эсэмэсках?
– У тебя в телефоне… сообщение с неизвестного номера... подписано «Вика», – я уже ревела во весь голос.
– Дорогая моя, а с каких пор ты стала проверять мой телефон? Вроде бы раньше за тобой такого не водилось, – ехидно-ласковым тоном спросил Егор, но глаза у него начали метать молнии, ибо он терпеть не мог, когда что-то делалось за его спиной.
– Егор, но что мне было делать?! Я ведь чувствовала, что ты изменился после поездки в санаторий…
– И сразу решила, что я гуляю, да?! Муж вскочил, оделся и вышел из квартиры, хлопнув дверью. Я в панике позвонила Лизке:
– Ты представляешь, не сказал ни «да», ни «нет», просто стал мрачнее тучи и ушел!
– Тааак, – протянула она. – Ушел, значит. А теперь подумай, куда он мог уйти? Наверняка к своей Вике! Тебе нужно не слезы лить, а проследить за ним! Ты же хочешь его застукать?
Застукать? Пожалуй, мне этого хотелось меньше всего. Я бы предпочла, чтобы Егор просто вернулся. Всхлипнув еще раз, я нажала отбой и набрала номер мужа. Сначала шли короткие гудки. А потом вдруг прорезался голос Егора – он с кем-то разговаривал. По-видимому, на линии случилась какая-то накладка, и я случайно вклинилась в его разговор.
– Ты знаешь, Пашка, так обидно! – услышала я голос мужа. – Мы всегда с Машей доверяли друг другу, и то, что она начала лазить по моим карманам и проверять телефон, меня просто убило!
– А что она там нашла? Действительно какой-то компромат? – спросил друг Егора, с которым они вместе работали.vulnerability-and-understanding
– Да ерунду нашла! Ребята в санатории пошутили, послали мне эту эсэмэску, я поржал да и забыл о ней.
– А почему она решила тебя обыскать? Ты повод дал для подозрений?
– Да какой там повод, просто стал чаще задерживаться на работе – ты же слышал, что меня переводят в новый филиал, там и зарплата будет больше, и загранкомандировки планируются. Хотел рассказать Машке, когда все окончательно решится, недели через две… А она…
– Егор, а ты действительно... Ну, ты понимаешь, что я хочу спросить…
– И ты туда же? Ты ведь меня с детства знаешь, и тебе хорошо известно, что я не способен на предательство. Санаторий, дом отдыха – не имеет значения. Семья – это святое.
– Знаю-знаю, успокойся. И что теперь будешь делать?
В телефоне послышался какой-то шум и треск. Я слушала, затаив дыхание.
– ... пока у мамы, – пробился голос мужа. – Не могу представить себе, что Машка способна про меня так думать.
На этом связь прервалась, я опустила телефон и долго сидела неподвижно, глядя в одну точку. Значит, я сама во всем виновата? Ходила надутая, обижалась неизвестно на что, устроила истерику, полезла в телефон… И что теперь делать?
Прошло несколько дней. Звонить мужу было очень стыдно, я ведь так его обидела. Мы прожили с ним почти десять лет, и за это время у меня действительно ни разу не появилось причины ему не верить. Представляю, как он обижен…
Все-таки я решилась. Поехала прямо без звонка к его маме – она ко мне всегда хорошо относилась.
– Маша? Добрый вечер, проходи, – свекровь посторонилась, пропуская меня в квартиру. – А Егор сейчас придет, он в магазин вышел.
– Надежда Григорьевна… – начала я, но тут в двери повернулся ключ, и на пороге возник мой муж.
– Маша? Что ты здесь делаешь? – он постарался сказать это спокойно и равнодушно, но я успела заметить, какой радостью вспыхнули его глаза.
Надежда Григорьевна засуетилась:
– Ребята, вы тут побеседуйте… Машенька, поставь чайник, завари чайку, хорошо? А я сейчас вернусь, меня соседка еще утром просила зайти… – с этими словами свекровь исчезла, и мы остались вдвоем.
– Ты разочарована? Никакой любовницы – только мама, как видишь.
– Егор, я тебя обидела, прости, – начала я, но он меня прервал:
– Маша, Маша, что с тобой произошло? Как ты могла подумать такое? Ну вот представь: ты поехала в санаторий – и что, тут же бросилась бы мне изменять?
– Нет, конечно, что ты! – вырвалось у меня.
– А почему же ты обо мне такого мнения? Я что, маньяк или бабник какой? Почему нельзя просто поверить?
– Это все Лизка… Она посоветовала твой телефон проверить, сама я бы не додумалась до такого…
– Лизка? Она сама уже четырех мужей сменила, и ты слушаешь ее советы? Ну не плачь, хорошая моя, не плачь… С этой эсэмэской глупо вышло, со мной в санатории такие ребята веселые отдыхали, устроили мне розыгрыш на прощанье, написали сообщение, а я прочитал и забыл тут же. Там медсестра Вика была, они меня все подкалывали, что она ко мне неравнодушна, но мне-то никто не нужен, кроме тебя. Или тебе доказательства моей невиновности нужны?
– Ничего не нужно, я и так знаю, что ты у меня самый лучший! – я повисла у мужа на шее, ругая в душе последними словами Лизку и себя.
– Все-все, сейчас утонем в твоих слезах. Лучше пойдем чай делать, мама купила сегодня новый сорт, а в холодильнике есть лимон. А потом поедем домой, хорошо?
– Конечно! Я пирог испекла…
Я многое поняла после этой истории. Если мужчина хочет изменить – его ничем не привяжешь и не удержишь, он изменит, даже если не ездит ни в какие санатории. А если любишь человека – нужно ему доверять. Как себе…

Прочитано 1753 раз
comments powered by Disqus