ПЕРВАЯ ВЕЧЕРНЯЯ ГАЗЕТА СТОЛИЦЫ
НЕФТИ И ГАЗА РОССИИ
Реклама  
Вторник, 28 Январь 2014 12:33

Молодые родители

Автор  Елизавета, 32 года
Оцените материал
(0 голосов)

o11Мы были такие юные – совсем еще дети, когда нам пришлось принимать «взрослое» решение. Но мы ни разу не пожалели об этом и справились со всеми трудностями...

Мне было пятнадцать лет, когда я познакомилась со своим будущим мужем. В нашем маленьком городке нет шикарных клубов, а есть обычная дискотека, где и собирается по выходным вся местная молодежь. Там меня и приметил Костя – высокий, красивый парень, он приезжал на выходные к своей тетке. Сначала он пригласил меня на танец, потом пошел провожать. В общем, скоро у нас закрутилась самая настоящая любовь. Костя часто приходил ко мне, мама к нему хорошо относилась.
Лето закончилось, и моего Костика забрали в армию. Я все время плакала, мне почему-то было страшно: казалось, что мы расстаемся навсегда. Но Костя обещал писать через день, звонить при первой же возможности и не забывать меня. А уже через пару недель после его отъезда я поняла, что беременна...
– Лизка, дурочка, завтра же поезжай в городскую больницу и проси, чтобы сделали аборт! – убеждала меня лучшая подружка Юлька.
– Ты с ума сошла! – воскликнула я. – Какой аборт? Это же мой ребенок, я его обязательно рожу и воспитаю.
– Ну точно – дурочка! – всплеснула руками Юлька. – Ты еще сама ребенок, тебе в куклы играть надо, а не памперсы менять. Успеешь еще надеть хомут на шею. Юлька знала, о чем говорила: она была старшей в многодетной семье, ей приходилось присматривать за тремя младшими братьями, и в доме она была, по сути, второй мамой в свои пятнадцать лет. В жизни Юлька, конечно, разбиралась. Но я не могла ее послушаться...
– Тогда срочно звони своему милому. И внимательно слушай, как он отнесется к этой новости: обрадуется или испугается. Главное – даже не слова, а выражение, интонация! – поучала меня подруга. – От этого будет зависеть твое решение.
Я согласно кивнула, но про себя подумала, что решение я уже приняла, и никакая интонация Кости не сможет на него повлиять.
– Лизонька, солнышко, ты только не вздумай ничего делать, слышишь?! – взволнованно кричал в трубку Костя, когда я, наконец, смогла до него дозвониться. – Я постараюсь вырваться в отпуск, и мы обязательно распишемся. Лиза, я прошу тебя, только не наделай глупостей! Я уже люблю этого малыша, и тебя я тоже очень люблю!
Разговор прервался, но я успела услышать и понять главное: я не одна! Мой малыш будет расти в нормальной, полной семье, с мамой и папой!
– Ты напиши его начальству письмо – адрес ведь у тебя есть? – поучала меня вечером Юлька. – Только отправь заказным, чтобы не потерялось. Напиши, что Косте нужен отпуск по семейным обстоятельствам, что ты – его невеста и ждешь ребенка. Постарайся жалобно написать, чтобы они Костю отпустили.
На следующий день, купив конверт, я стала сочинять жалобное и убедительное письмо командиру Кости. За этим занятием меня и застала мама, вернувшаяся с работы. Я успела прикрыть письмо учебником, но она, видно, что-то поняла. Внимательно посмотрев мне в глаза, мама прямо спросила:
– Лиза, скажи мне, ты беременна? Что мне было делать – врать? Все равно правда очень скоро бы открылась. Мама сначала пришла в ужас, но не стала кричать и устраивать истерик – это у нас как-то не принято. Она побледнела, закрыла глаза, посидела немного молча, а потом тихо проговорила:
– Я его посажу.
– Мамочка! Сажать не за что! Я его люблю, мамочка, и он скоро приедет и женится на мне! – в ужасе забормотала я, зачем-то сложив на груди руки, будто молясь.
– Женится? Жених нашелся... Он знал, что ты школьница, что тебе всего пятнадцать? Это преступление, Лиза! Он – преступник, а ты несовершеннолетняя!
– Мама, не ломай мне жизнь, пожалуйста! Если он пойдет в тюрьму – я поеду следом, я буду жить возле тюрьмы, в каком-нибудь шалаше. – я уже сама не понимала, что я несу, помню только, как мама заставила меня выпить какое-то остро пахнущее лекарство и ласково сказала:
– Утро вечера мудренее, дочка. Ложись спать. Завтра решим, что делать.
Утром мама решительно скомандовала:
– Собирайся, поедем в больницу. Рожать в пятнадцать лет – несусветная глупость. Поговорю с врачом, устроим тебе аборт, срок еще небольшой, все пройдет хорошо. Я молча собралась, решив про себя, что пусть врач меня осмотрит, но на аборт я ни за что не соглашусь. Приготовившись обороняться до последнего, я неожиданно получила поддержку: пожилая врачиха, с добрыми усталыми глазами за толстыми стеклами очков, после осмотра начала разговаривать даже не со мной, а с мамой.
– Поймите, в таком возрасте лучше рожать. Молоденькие девочки, как правило, очень легко переносят роды, и детки у них получаются здоровенькие. Аборт, скорее всего, сделает вашу девочку калекой: она больше не сможет иметь детей. Зачем вам это?
– Доктор, ну куда же ей ребенка, в девятом-то классе? – жалобно, как девочка, проговорила мама.
– А вы на что, милая моя? – ласково, как маленькой, сказала врачиха и погладила маму по руке. – Поможете, раз так получилось. Вы же мама! Поверьте мне – пройдет несколько лет, и вы будете благодарить судьбу!
Мама молча взяла меня за руку и вышла из больницы. Я боялась сказать слово, мне было стыдно и страшно, и в то же время радостно – ведь у меня скоро будет малыш! Дома мама обняла меня и твердо сказала:
– Рожай. Справимся.
И с этого момента – спасибо ей – я не слышала ни одного упрека. Мама сама сходила в школу и договорилась с директором о переводе меня в вечерку. Уж не знаю, что ей пришлось придумать, но расспросами меня никто не донимал, и я смогла спокойно заниматься дома. А через месяц к нам приехали гости – родители моего Кости. Оказывается, он обо всем написал им, и они очень обрадовались. Мама хлопотала, не зная, куда посадить будущих родственников, чем накормить. В общем, родители у моего любимого оказались очень славными, меня сразу стали называть дочкой.
– Лизонька, Костя нам написал, какой у тебя размер, и мы с отцом решили подарить тебе свадебное платье, – с этими словами Надежда Степановна достала из машины большую коробку. Платье мне подошло и очень понравилось – белоснежное, воздушное, практически невесомое, оно напомнило мне любимый мультфильм детства – «Золушка».
– Спасибо, – тихо сказала я. – Очень красивое платье, я такого никогда не видела! Только ведь Костю все равно не отпускают на свадьбу. Наверное, малыш родится без него, – я не выдержала и всхлипнула.
– Ну-ну, девочка, успокойся и вытри глазки, – зарокотал басом Михаил Львович, папа Кости, огромный и неповоротливый, как медведь. Рядом с хрупкой Надеждой Степановной он выглядел просто громадным. – Не такие уж они, военные, звери. Завтра же поеду и сам поговорю с командиром. Думаю, все уладится. Так что не плачь – тебе нельзя расстраиваться! – он протянул мне платок и погладил по голове, а я почувствовала себя так, будто ко мне вернулся давно умерший папа. Костю отпустили, но ненадолго, всего на пять дней. Не знаю, чего больше было в эти дни, – радости или слез. Мне так не хотелось снова расставаться с любимым, так нужна была его поддержка! Ведь у других будущих мам муж все время рядом, каждый день может и животик погладить, и с малышом поговорить, а мы – так далеко друг от друга...
– Лизонька, маленькая моя, время пройдет быстро, я скоро вернусь! Ты не плачь только, хорошо? Я буду звонить тебе каждый день! – с этими словами Костя уехал, а я осталась. Но теперь я уже была не просто беременной школьницей – я была женой Кости. Нас все-таки зарегистрировали в загсе, хотя поначалу никто не соглашался этого делать. Мы с мамой даже к мэру ходили, и он кричал, что Костю надо судить, а не женить. Но потом все вопросы помог решить Михаил Львович. Он просто съездил сам и к мэру, и в загс, и уж не знаю, как он им все объяснил, но больше никто не говорил, какой Костя плохой. Наоборот, все нам улыбались и желали счастья.
– Костя приехал! – закричала мама, едва войдя в дом, и я хотела тут же бежать ему навстречу, но потом вспомнила: бегать я пока не могу, нужно ходить медленно и осторожно, ведь малыш уже вот-вот появится на свет.
– Успел? Успел! – весело заговорил любимый, входя ко мне в комнату. – Вижу-вижу, сынок ждал папу, не спешил – молодец парень!
Он действительно успел прямо к родам – на следующий день меня увезли в роддом, и я родила маленького, но такого хорошенького Сережку, с такими же синими глазами, как у Костика. Мой муж был счастлив, он заваливал роддом цветами, конфетами и фруктами.
Мои новые родственники постоянно дежурили под окнами, присылали записочки и мягкие игрушки – словом, другие мамочки мне даже завидовали. Я чувствовала себя по-настоящему счастливой – жили мы вдвоем с мамой, и никого у нас не было, а теперь у меня сразу и муж, и сыночек, и вторые мама и папа.
Очень быстро на свет появился и второй наш сын Максимка – старшему Сереже не исполнилось тогда и двух лет. Тяжело было, конечно. Костю я почти не видела – он пропадал на двух работах, чтобы мы ни в чем не нуждались. Зато как приятно было встретить его свежим пирогом, когда он изредка приходил пораньше, и после ужина, уложив малышей спать, посмотреть хороший фильм, обнявшись перед телевизором!
Родители нам помогали, как могли, так что мы справились со всеми трудностями. Подруга Юлька стала крестной моих мальчишек и уже не вспоминала, как когда-то убеждала меня сделать аборт.
Теперь у нас двое прекрасных сыновей. Сергею уже исполнилось шестнадцать. Он порядочный и ответственный юноша. Недавно привел в дом девочку: милую и симпатичную, но такую молоденькую!
– Костя, у меня душа не на месте, – прошептала я, выйдя на кухню за чайником. – Они такие юные!
– И что же? Именно в таком возрасте и влюбляются, если ты помнишь, – подмигнул мне удивительно спокойный супруг.
– Я понимаю. Но только боюсь: не поспешили бы они.
– Мы с тобой поспешили – и как все хорошо получилось. Чего же ты боишься?
– Рановато, Костик. И мы с тобой могли бы пару лет подождать. А если Сережка повторит нашу судьбу?
– Когда повторит – тогда и будем думать, – мудро рассудил мой муж. – А сейчас будем пить чай и есть твой фирменный пирог с клубникой!

Прочитано 1337 раз
Другие материалы в этой категории: « Не обижайте бабушку Экзамен для мамы »
comments powered by Disqus