ПЕРВАЯ ВЕЧЕРНЯЯ ГАЗЕТА СТОЛИЦЫ
НЕФТИ И ГАЗА РОССИИ
Реклама  
Среда, 09 Апрель 2014 11:09

Немолодая мама

Автор  Галина, 41 год
Оцените материал
(0 голосов)

333333Ежегодный медосмотр, давно ставший для меня привычным, в этот раз принес переживания. Я просто не могла поверить: как это – беременна?!

Галина Васильевна, да что вы так побледнели? – участковый гинеколог взяла меня за руку и принялась считать пульс. – Все нормально у вас, никаких проблем со здоровьем, организм, как у молоденькой девушки, поздравляю!
– С чем, господи? – прошептала я, обессиленно подперев щеку рукой. – Татьяна Андреевна, миленькая, пишите направление на аборт. Мне сорок второй год, какой ребенок! У меня дочери двадцать лет, замуж собирается! Меня ж засмеют все – придумала тетка рожать на старости лет!
– Что ж, решать вам, конечно, – поджала губы врач. – Только смотрите, потом уже точно не родите. И, знаете, аборт в вашем возрасте может принести самые неожиданные последствия, тогда как роды многих женщин «за сорок» буквально омолаживают.
Не слушая больше пожилую докторшу, я схватила направление и выскочила из кабинета. Рожать? Да ни за что! Только-только достигла, чего хотела, карьера в гору пошла, через пару лет, когда начальница уйдет на пенсию, место ее займу... Дочка, наконец, взрос-лой стала, все детские болезни и проблемы позади, оканчивает институт заочно, работает, на лето назначена ее свадьба... И вдруг – здравствуйте, дорогие, я беременна! Что за чушь? В сорок два не рожают, в сорок два наслаждаются плодами, активно работают и передают опыт молодежи!
Именно с таким настроением я приехала вечером домой. В суете рабочего дня печальные мысли постепенно улетучились, я погрузилась в работу, как всегда, с головой. Вот только приступы тошноты терзали пару раз. Странно, я уже давно забыла, что у беременных бывает токсикоз.
– Галь, ты что-то бледная, – встретил меня муж. – Хорошо себя чувствуешь?
– Все нормально, – сквозь зубы ответила я и ринулась в ванную, оттолкнув супруга. Меня снова выворачивало наизнанку.
Когда я вышла в коридор, держась за стенку, меня дожидались уже оба: и муж, и дочь.
– Мамочка, что с тобой? Съела что-то несвежее? Пойдем-пойдем, приляг, сейчас крепкого чаю тебе заварю.
Я осторожно прилегла на диван в гостиной, прислушиваясь к необычному состоянию. Наташка побежала на кухню делать чай. А муж, присев возле меня, пристально посмотрел в глаза и неожиданно спросил:
– Галь, признавайся, ты беременна?
– Что за ерунда? – через силу засмеялась я. – В наши ли годы беременеть, Антоша?
– Нет, ты не увиливай, – настаивал Антон. – У тебя сегодня медосмотр был, я помню. Была у врача? Сколько недель?
– Восемь, – всхлипнула я.
– Отлично! – хлопнул в ладоши муж, и лицо его засияло. – Дочка уже есть, теперь будет сын. Или еще одна девочка? Кого ты хочешь, Галчонок?
– Ты с ума сошел, Антон? – жалобно посмотрела я на мужа. – Какая девочка? Какой сыночек? Ты забыл, что мне пятый десяток? Как и тебе, впрочем. Ребенка мало родить – его воспитать надо, на ноги поставить, выучить...
– И что? – прищурился Антон.
– А то! Я взяла направление на аборт. На четверг, – я снова всхлипнула: было очень жалко себя.
Надо же попасть в такую ловушку! А ведь мы с мужем всегда предохранялись, ну, может быть, в последние месяцы, получив новую должность и увлекшись работой, я не так пристально следила за графиком. Вполне могла пропустить пару-тройку приемов противозачаточных таблеток.
От грустных размышлений и подсчетов меня отвлек твердый голос мужа:
– И не думай! Никаких абортов!
В этот момент в комнату влетела дочь. На подносе она тащила чашку с чаем, блюдечко с нарезанным лимоном и таблетку активированного угля. С размаху опустив поднос на столик, она упала на колени перед диваном и крепко обняла меня:
– Мамочка, я все слышала, как здорово! У меня будет маленький братик! Или сестричка!
– Да вы с ума, что ли, посходили? – я вырвалась из Наташкиных объятий и уселась на диване, пытаясь не обращать внимания на тошноту, подкатившую к горлу.
– Какой братик? У тебя, Наташка, скоро будет свадьба, вот и родишь себе мальчика или девочку! Тебе пора уже своих нянчить, а не с братиком возиться!
– Ничего, я все успею! – засмеялась дочь.
Похоже было, что меня просто никто не слышит. Что ж, до четверга еще два дня, за это время они привыкнут к мысли, что ребенка не будет.
– Ребенка не будет! Вы меня понимаете? – выкрикнула я, гладя в лицо Антону.
В комнате стало тихо. Наташкины глаза налились слезами. Муж не отводил от меня серьезного взгляда: казалось, он что-то просчитывает и обдумывает.
В этот драматический момент раздался звонок в дверь. Наташка, всхлипнув, бросилась открывать. На пороге стояла моя мама: она часто заходила к нам по вечерам.
– Так, что это у вас происходит? – как обычно, она с первого взгляда оценила обстановку и поняла, что у нас что-то неладно. – Галя, ты себя плохо чувствуешь? Врача вы-зывали?
– Она сегодня была у врача, – громко произнесла дочь.
– И что? – испугалась мама.
– Все просто замечательно: у нас скоро будет ребенок! – это вступил в разговор Антон. – Небольшой токсикоз, но это нестрашно.
– Послушайте, – тихо произнесла я. – Вам не кажется, что я тоже имею право голоса? Вы все за меня уже решили, да? Очень удобно! – я уже почти кричала, по щекам текли слезы.
Наташка бросилась ко мне, чтобы успокоить, – она совершенно не переносит, когда я расстраиваюсь. Но мама спокойно проговорила:
– Наташа, Антон, разогрейте ужин, пожалуйста. И на стол накройте, хорошо? – подчинившись повелительному, хоть и мягкому голосу тещи и бабушки, муж и дочь тихонько вышли из комнаты и прикрыли за собой дверь. Из кухни послышалось позвякивание посуды и звук льющейся воды. Мама села ко мне и взяла за руку:
– Галочка, честно говоря, не понимаю твоей истерики. В чем проблема, объясни!1 Im sorry hear situation
– Мама, – простонала я, – неужели ты сама не понимаешь? Ты забыла, сколько мне лет? Я скоро внуков буду воспитывать, а не детей – Наташка с Вадимом вон летом поженятся!
– Ну и что? – спокойно возразила мама. – Внуки – само собой, а второй ребенок вам с Антоном не помешает.
Я хотела возразить, но мама мягко прикрыла мне рот рукой:
– Вот послушай, что скажу. Я никогда не рассказывала тебе, почему мы с твоим отцом развелись. Вернее, ты знаешь, что он ушел к другой, но вот почему так произошло... Я ведь могла родить еще одного ребенка. Тебе тогда было пятнадцать, ты требовала к себе внимания, и мне казалось, что я предам тебя, если разделю свою любовь между тобой и маленьким. Поэтому я решила сделать аборт...
Мама помолчала, переводя дыхание и пытаясь справиться со слезами. Потрясенная, я обняла ее:
– Мамочка моя, бедная. Я не знала.
Мягко отведя мои руки, мама продолжала:
– Когда ты окончила школу, поступила в институт и стала жить в другом городе, наш дом стал совсем другим: пустым, холодным и печальным. Мы с отцом привыкли, что ты все время рядом, что твои радости и проблемы – в то же время и наши. Мы буквально жили твоей жизнью, для нас не было ничего важнее. И вдруг. Все резко изменилось. Мы молчали целыми днями, нам не о чем было разговаривать. Стали чаще ссориться. В конце концов твой папа стал чаще уходить из дома, гулял подолгу по улицам. На одной из таких прогулок он и познакомился с молодой женщиной. У них родился ребенок, и он меня бросил.
Я выслушала маму, подумала минуту и ответила:
– Я понимаю, мамочка. Ты хочешь сказать, что после Наташкиной свадьбы мы с Антоном станем ссориться, ему станет со мной скучно, он найдет другую и родит ребенка? А ты не думаешь, что в каждой семье развивается свой сценарий? Почему мы обязательно должны повторить вашу с папой участь?
– Да нет, конечно, не должны! – с досадой воскликнула мама. – Просто я хочу, чтобы ты поняла: ребенок послан вам для радости, для счастья! Это вовсе не обуза и не наказание! Если ты этого не поймешь, если откажешься от такого подарка судьбы, – значит, чем-то придется заплатить. Таков закон жизни.
Я уставилась на маму, пораженная до глубины души. Никогда бы не подумала, что моя мама, всю жизнь проработавшая обычным фармацевтом, обладает философским складом ума. Ее слова запали мне в душу. Я задумалась.
А мама продолжала:
– Может быть, ты беспокоишься, что не справишься с малышом? Галочка, я понимаю, у тебя работа, ты счастлива, что добилась положения, тебе нравится твоя должность. Но ведь рождение ребенка – не катастрофа! Я уже на пенсии, времени свободного много, здоровье, слава богу, отменное. Неужели не помогу, дочь? На несколько месяцев оставишь работу, в конце концов, есть телефон, интернет, скайп. Это все мелочи, а не проблемы.
– Правильно! – в комнату просунулся любопытный Наташкин нос. – Бабушка, ты прелесть! И я помогу обязательно – мне надо опыта набираться. Потренируюсь на братике или сестричке, потом легче будет со своими справляться! Вслед за Наташкой вошел муж. Медленно приблизившись к дивану, он опустился на колени. Мама и Наташка тихонько выскользнули из гостиной, оставив нас вдвоем.
– Галчонок… – в глазах Антона была мольба. – Я просто не смогу этого пережить. Прошу тебя, не убивай нашего малыша! Все будет хорошо. Ты у меня – самая молодая и красивая. Я обещаю тебе во всем помогать, главное, чтобы ребеночек родился здоровеньким, а со всем остальным мы справимся.
– Антоша, ты в самом деле так хочешь ребенка? – вытерла я слезы.
– Конечно, хочу. Вот вспомнил, как мы Наташку из роддома привезли – такую маленькую, крикливую. Двадцать лет пролетело – не заметили. Появится маленький – мы снова почувствуем себя молодоженами. А то, знаешь, как представлю себе, что скоро Наташка будет жить отдельно. Не по себе становится. Мы же с тобой завоем от тоски, когда вдвоем останемся!
Я закрыла глаза и представила себе такую же картину. Дочки с нами нет, живет на другом конце города, у нее своя семья и свои интересы. Встречаемся по праздникам, несколько раз в год. Остальные дни наполнены тишиной и скукой. А если и правда родить? Врач сказала, что со здоровьем у меня все в порядке. Появится в доме маленький. Я вспомнила, с какой радостью мы с Антоном воспринимали каждое новое достижение Наташи: первая улыбка, первый зубик, первый шаг, первые слова. Конечно, были и изнурительные бессонные ночи, когда у годовалой дочки никак не снижалась температура, и перелом руки в первом классе, и трудности с классной руководительницей, и кошмарный переходный возраст, когда дочка связалась с нехорошей компанией. Но все эти неприятности меркли перед огромной радостью, которая наполняла меня каждый раз при взгляде на взрослую красавицу-дочь.
Я улыбнулась. Лицо Антона просветлело. Я вытащила из сумки направление на аборт и порвала его на мелкие кусочки.
– Решено. У нас будет мальчик. Я это чувствую. А сейчас быстренько найдите мне соленых помидоров!

Прочитано 2128 раз
comments powered by Disqus