ПЕРВАЯ ВЕЧЕРНЯЯ ГАЗЕТА СТОЛИЦЫ
НЕФТИ И ГАЗА РОССИИ
Реклама  
Пятница, 18 Июль 2014 08:28

Прощай, обманщица!

Автор  Александр, 28 лет
Оцените материал
(0 голосов)

overweight-woman-eating-junk-foodРаньше я считал, что ради сохранения отношений можно многим пожертвовать и многое простить, однако любимая выкинула такой фортель, что чаша моего терпения переполнилась...

С Маришей мы уже пять лет вместе. Она, конечно, никогда худышкой не была, но мне ее тело даже нравилось. Пока мои друзья бегали за анорексичными девицами, я ухаживал за девушкой с красивыми волнующими формами. О чем я ей, кстати, не забывал говорить. До поры до времени это действовало.
Пока однажды я не застал ее дома в слезах.
– Что случилось? – бросился я к ней.
Она посмотрела на меня заплаканными глазами:
– Я тебе нравлюсь?
– Что за глупый вопрос? – удивился я. – Иначе я бы не женился на тебе!
– Нет, нравлюсь ли я тебе такой, какая я сейчас?
– Вполне, – хотел я перевести все в шутку, – руки, ноги на месте – значит, ты все та же.
– Прекрати! Ты знаешь, о чем я. Я сильно поправилась за последние два года.
Она кивнула на свои джинсы:
– Вот, посмотри! В них я пришла на первое свидание с тобой, а сейчас они не сходятся на талии!
– Солнышко, ты же знаешь, что все равно мне нравишься.
– Не надо меня успокаивать, – ответила она серьезно. – Решено: я берусь за свою фигуру!
Я уже и не помню, сколько у нас было таких же разговоров после того обещания. Что она только ни делала: записывалась на фитнес, ходила в бассейн, собирала по женским журналам самые экстравагантные диеты, пила биологические добавки, чаи для похудения и много чего еще...
Итог был всегда одним и тем же: я находил ее плачущей возле шкафа с одеждой.
– Ладно, – сказал я где-то через полгода, когда выносить ее истерики больше не осталось сил.
– Будем худеть вместе!
– Как это? – от удивления Марина даже плакать перестала.
– А вот так! Вместе на диету сядем.
– Правда? – она с надеждой заглянула в мои глаза.
– Конечно, я ведь люблю тебя. Ох, как же легко было это сказать, и как непросто исполнить обещанное. Нет, поначалу мне даже нравилось – словно это какая-то забавная игра. Но прожив всего неделю без мяса, я не мог спокойно ходить мимо закусочных с фастфудом, а запах горячих гамбургеров буквально сводил с ума.
Я стал раздражительным, злым.25240013-
Сократил до минимума общение с друзьями. А как же иначе? Ведь теперь я не мог по пятницам пропустить с ними по стаканчику темного. А о чипсах с фисташками я вообще молчу. Теперь они могли мне только сниться.
В общем, моя жизнь неожиданно стала жутко однообразной. Я просыпался, ел свой здоровый завтрак и ехал на работу, прихватив с собой в контейнере не менее здоровый обед. Ел его тайком, пока мои друзья беззаботно наслаждались фастфудом в закусочной напротив офиса. Вечером приходил уставший и жутко злой с одним желанием – как можно скорее притупить чувство голода каким-нибудь безмозглым телешоу. Но не тут-то было.
Мне на колени сразу прыгала жена:
– Дорогой, ты ни о чем не забыл? – Конечно, я все помню. Мы сейчас пойдем гулять.
– Да-да. Вечерний... – начинала она.
– Вечерний моцион, – подхватывал я, – залог здоровой и красивой фигуры.
Натянув на губы улыбку, я плелся за Мариной. Часа полтора-два мы гуляли по паркам и скверам, иногда выходили к реке и стадиону или к спортивной площадке, она заботливо кормила меня кусочками яблока, заранее нарезанными в нужной дозировке. Затем мы отправлялись в бассейн.
– Что-то на тебе совсем лица нет, дружище! – услышал я через пару недель после начала «диетического марафона» задорный голос у себя над головой, едва плюхнулся без сил в шезлонг после водных процедур.
Я приоткрыл один глаз:
– Здорово, Степан!
– А исхудал-то как, – добавил он уже более серьезно.
– И не говори, – лишь отмахнулся я.
– Слушай, – наклонился он ко мне поближе, – а что, Маришка твоя снова поправилась?
– Как это поправилась?! – возмутился я. – Мы же вместе худеем!
– Ладно-ладно. Не бесись. Наверное, я ее давно не видел.
Я даже приподнялся, чтобы лучше рассмотреть Маринкину фигуру.
– Нет, она похудела. Это же очевидно, – старался я убедить, наверное, не столько его, сколько самого себя.
Дома мы встали на весы: за это время я скинул три килограмма, а жена – только пятьсот граммов. Она сразу разрыдалась. Я ее стал успокаивать, мол, ничего страшного, все еще впереди.
– Я знаю, в чем проблема, – вдруг заявила она, перестав всхлипывать. – ?
– Вот все из-за чего! – показала она мне наш листок с диетой. – Мы забыли про один ингредиент. И она ткнула пальцем в название какого-то экзотического фрукта, от которого мы поначалу отказались из-за его дороговизны.
– Дорогая, мы же это обсуждали, – попытался я достучаться до нее. – За ним придется ехать на другой конец города.
– Саша, у нас из-за этого ничего и не получается, – доказывала она свою правоту. – Надо строго следовать диете!
– Хорошо, – сдался я. – Поеду за ним завтра после работы. – Ответом мне был ее недовольный вид.
– Ладно. Съезжу сейчас.
В гипермаркет я приехал уже около полуночи. В это время там практически никого уже не было.
– О-па! Санек, ты ли это? – услышал я до боли знакомый голос у себя за спиной, когда уже рассчитывался на кассе.
Я обернулся: ко мне нетвердой походкой приближался сияющий от счастья Николай, коллега, с которым мы просидели в одном кабинете без малого три года. Пару месяцев назад он уволился, когда шеф отказался повышать ему зарплату.
– А я думаю: ты это или не ты. Вот и у Пашки спрашиваю... – Он обернулся по сторонам: – Паша, ты где? Черт подери, куда ты провалился?!
– Я здесь! – послышалось из винного отдела.
– О! – резюмировал мой бывший коллега, подняв кверху указательный палец, из-за чего чуть было не упал, но я во время подхватил его.
– Благодарствую! Санек, не откажи старому другу, – начал он, кивая на карман куртки, из которой торчало горлышко бутылки.
– Я не могу, – сухо ответил я.
– А что такое? – не сдавался он. – Жена рожает?
– Хуже. Худеет.
– А ты причем? – удивился Коля.
– И я вместе с ней.
Он опешил, видимо, не разобрав, шучу я или говорю серьезно. Тут нам сзади на плечи положил руки Павел.
– Пацаны, а давайте хряпнем!
– Нет, Паша, ничего не получится, – ехидно заметил мой друг. – Александр худеет. Вместе с супругой.
Сбитый с толку Павел сначала посмотрел на меня, а потом на Колю и пожал плечами. Колян взял его под руку и потащил к выходу.
– Подкаблучник! – услышал я не громко, но отчетливо сказанное слово. Обиду я проглотил.
Мой ночной вояж не спас положение. Я продолжал активно сбрасывать в общем-то не очень сильно мне мешавшие килограммы, а вес моей благоверной не двигался с места. После трех месяцев диеты она не потеряла ни грамма. После четырех – в результате невероятных усилий – сбросила два кило, а я – одиннадцать.
Это уже стало серьезной проблемой. Мама звонила каждый день и кричала в трубку, чтобы Марина перестала надо мной измываться. Я стал очень быстро уставать, не мог сконцентрироваться на работе.
– Саня, это уже не шутки, – озабоченным тоном начал Степа, когда мы вновь пересеклись в бассейне.
– Я знаю.
– Какой у тебя вес?
– Еще чуть-чуть, и будет ниже нормы для моего роста.
– Надо что-то делать. Попробуй протеиновые коктейли.
Я засомневался.
– А что я Марине скажу?
– Санек, при всем уважении... Не рискуй здоровьем даже ради любви и семейного спокойствия. Озадаченный, я пришел домой. Хотел обо всем рассказать жене, но потом увидел ее стоящей с грустным видом на весах и раздумал.
«Ладно, завтра поговорю», – сказал я сам себе.
Ночью я никак не мог нормально уснуть из-за этих мыслей. Ворочался с боку на бок. Постоянно просыпался. Захотелось в туалет. Решил не включать свет, чтобы не будить Марину. В потемках пошел в коридор.
Вдруг слышу: какой-то хруст странный. То ли мышь, то ли еще какой грызун. Врубаю свет – жена сидит на кухне с пачкой чипсов в руках. Я тут же к ней подскочил:
– Это еще что за новости?!
Вырвал пачку, а толку: она уже почти все съела.
У нее слезы на глаза навернулись:
– Прости меня. Я не знаю, как так получилось.
– Зато я знаю! Жрать меньше надо! – заорал я. – Откуда это?! Где ты ее прятала?!
Она испугалась, затряслась вся и на ванную показала. Я – бегом туда, заглянул под ванну и выругался от злости.
– Твою ж дивизию!.. Откуда это?! Там и упаковки от чипсов, от сладостей всяких, конфет, кексов, печенья, мармелада, халвы... Пару упаковок были еще нетронутыми.
Я схватил их в руки – и к ней.
– Как ты могла?!
А она плачет и плачет. А сквозь всхлипывания только и слышно:
– Прости...
Заснуть я так и не смог. А утром собрал вещи и поехал жить к отцу.
До сих пор не могу ее простить. Больше всего злит то, что она каждый день рыдала, как ей тяжело, как так не получается похудеть, а за моей спиной поедала тоннами вкусности. Сколько денег мы ухнули на дорогущие и невкусные продукты, за каждой крошкой еды за столом следили, я чуть здоровье не угробил ради нее, и все без толку.
Вот допишу и пойду документы на развод оформлять. Можете считать меня предателем, но жить с Мариной я больше не могу...

Прочитано 1155 раз
Другие материалы в этой категории: « А кушать хочется всегда Маменькин сынок »
comments powered by Disqus