ПЕРВАЯ ВЕЧЕРНЯЯ ГАЗЕТА СТОЛИЦЫ
НЕФТИ И ГАЗА РОССИИ
Реклама  
Пятница, 20 Июнь 2008 01:13

Не ведают, что творят

Автор  Георгий Эргемлидзе, «Справедливая Россия»
Оцените материал
(0 голосов)
Конституционный суд РФ, куда обратилась эта несчастная женщина, неожиданно повел себя революционно. Во-первых, КС установил, что сам факт ввоза валюты «не рассматривается как посягательство на охраняемые законом интересы Российской Федерации, представляющее общественную опасность». Ее представляет только ввоз валюты, существенно превышающей законодательно установленный предел, т.е. превышающий в несколько раз. 
Во-вторых, КС считает, что признаки преступления должны быть четко определены в законе, причем таким образом, чтобы каждый мог оценить уголовно-правовые последствия своих действий. Между тем в статье 188 имеется как раз такая неопределенность: ничего не сказано, как считать размер незаконно ввезенной или вывезенной валюты. Например, если в день ввоза курс доллара составляет, скажем, 25 рублей и 10 копеек, недекларированный ввоз 10 тысяч долларов уже означает контрабанду (поскольку получается более 250 тысяч рублей).
Неточности закона порождают его неоднозначное толкование, а следовательно — произвольное применение, т.е. появляется коррупционная составляющая. Кому охота сидеть в тюрьме? Любой отдаст не только изъятые деньги, но еще столько же добавит, лишь бы его не сажали в тюрьму, порядки в которой далеки от человеческих условий.
Определенность, ясность и недвусмысленность правовых норм — требование к законодателю, установленное КС еще в 1999 году. И особую значимость это требование приобретает применительно к уголовному законодательству, которое предусматривает крайние меры принуждения. Вводя уголовную ответственность за контрабанду валюты, федеральный законодатель был «обязан сформулировать норму таким образом, чтобы при признании размера недекларированной валюты как крупного из всей ввозимой суммы была исключена та ее часть, которая законом разрешена к ввозу без декларирования».
Теперь, согласно решению КС (согласно закону, не подлежащему обжалованию, вступающему в силу немедленно после оглашения и действующего непосредственно), все решения судов, основанные на аналогичной трактовке части 1 статьи 188 УК подлежат пересмотру.
С одной стороны, вроде бы восторжествовал  Основной закон,  но как же так получилось, что в многочисленных якобы правоохранительных органах,  начиная от прокуратуры, МВД, ФСБ, таможенной службы, так грубо нарушалось право и никто и не усомнился в его правильном применении. Другими словами, почему, если ситуация была  спорная, ни один из этих органов самостоятельно не обратился в Конституционный суд за разъяснениями и правильным толкованием?  Правоприменитель любую спорную ситуацию должен толковать в пользу обвиняемого,  это принцип современной юриспруденции, об этом указано во всех основополагающих  актах. Таким образом, следовало, граждан, нарушивших закон, несущественно преследовать в административном порядке, и параллельно, обратиться за разъяснениями. Но никак не наоборот. 
Этот случай показателен тем, что, по сути, подвергает сомнению компетентность всей правоохранительной сферы. 
Одни скажут, мол так ей и надо, поскольку некоммерческая организация «Образованные медиа», который возглавляла М. Асламазян существовала  на  иностранные гранты, но на эти гранты тысячи небогатых  людей имеют возможность получить образование, а за тем, чтобы они не стали шпионами, обязано следить ФСБ совершенно другими способами и методами.
То, что Конституционный суд  после многих принятых явно ангажированных властью решений, решил встать на «правовые» рельсы, то не может не радовать. Может, судьи рассердились на их «ссылку», может «давление» уменьшилось, может они «воспряли духом» после известных выступлений Дмитрия Медведева, или еще что-то,  но факт остается фактом – абсурдная трактовка  закона  отменена.
Тем более, что на дворе 21 век, и активно применяются  банковские карты и электронные платежи. Понятно, когда государство защищается от контрабандного ввоза товаров. Но зачем включать в их число валюту, ведь на карточке совершенно легально, можно «провезти» любую сумму и состояние счета не надо декларировать на границе.
Вот еще одна коррупционная составляющая в пользу банковского сообщества – косвенное принуждение  держать деньги на карточке, которые,  к сожалению, так не надежны. 
Если этот эпизод  – пример исполнения  обещания Дмитрия Медведева о необходимости судебной реформы и гуманизации правосудия, об искоренении «телефонного права», то может удастся прийти к судебной системе, в которой главным будет право, а не чьи-то «хотелки». 

Прочитано 8902 раз Последнее изменение Понедельник, 19 Ноябрь 2012 19:17
Другие материалы в этой категории: « Подавить стиляг Долг неплатежом страшен »
comments powered by Disqus