ПЕРВАЯ ВЕЧЕРНЯЯ ГАЗЕТА СТОЛИЦЫ
НЕФТИ И ГАЗА РОССИИ
Реклама  
Четверг, 10 Июль 2008 17:04

Без свидетелей

Автор  Виктор ЕГОРОВ
Оцените материал
(0 голосов)
Весь месяц оперативники доставляли свидетелей аж из Курганской области. Они заводили их в зал, сидели с ними в зале, сидели даже в секретной комнатке рядом с залом, контролируя поведение свидетелей. И вот, когда очередь дошла до самого компетентного по делу оперативника Велижанина, он вдруг оказался в отпуске. Зря Георгий Хижняков раскладывал свои папочки с вопросами: кина не будет.
Не знаю, когда вообще суд продолжит свои заседания. Надежда Сусан предложила «работать» 9 июля, но адвокаты запротестовали, у них где-то что-то назначено. Процесс забуксовал.
Что удалось сделать сегодня? По просьбе прокурора заслушали официантку кафе «Максим». В апреле 2007 года от этого кафе был угнан «Лексус» гражданки Фалевич. Официантка, молоденькая девушка, рассказала, что в тот день она была на смене и видела в кафе парня, которого хорошо запомнила, потому что он выглядел «надменным». Позже милиционеры показывали ей фотографии, и она узнала «надменного», это был Мержоев (один из обвиняемых). Прокурор попросила ее внимательно посмотреть на четверых в клетке. Девушка посмотрела и вновь узнала Мержоева.
Адвокаты заинтересовались, чем же он все-таки ей запомнился?
– Поясните, он матерился, бил посуду, вел себя не адекватно?
– Нет, просто сидел.
– Один сидел?
– Сидел с другим парнем.
– А этого другого вы запомнили?
– Нет.
– Почему тогда Мержоев вам врезался в память?
– Не знаю.
– Много людей было в кафе?
– Много.
– Кто-нибудь вам еще запомнился в этот день?
– Нет.
– Вы обслуживали столик, за которым он сидел?
– Нет, это не мой сектор.
– Как проходило опознание?
– Мне показывали фотографии.
– Сколько было следователей, как выглядели следователи?
– Не помню.
Адвокаты помучили девушку скорее по привычке: от ее показаний мало что зависит. По версии следователей Мержоев зашел в кафе, чтобы наблюдать за гражданкой Фалевич, а Хижняков в этот момент угонял ее лексус. Сама Фалевич тоже видела в кафе какого-то подозрительного парня, но он сидел с девушкой. Подозрительных в кафе было, как минимум, двое. Но могло быть и двадцать, какая разница, ведь самого угонщика все равно никто не видел. Георгий – он современный невидимка. Он везде участвовал, но его никто не видел в момент угона. Ни один свидетель не зафиксировал в своем сознании образ Георгия Хижнякова, смело и решительно открывающего дверь дорогого красивого джипа. Или нерешительно открывающего, с бегающими глазками, подозрительно озирающегося...
Свидетели – люди хорошие. У меня к ним нет вопросов. Ну, увидела девушка парня, ну, влюбилась с первого взгляда, ну, запомнила на всю жизнь и может показать его судье и прокурору – чего в жизни только не бывает. Я знаю, что не свидетели решат судьбу процесса, а расшифровка записей разговоров по мобильникам. Например, 26 апреля в районе кафе «Максим», с фиксацией сигнала антенной на ДК «Геолог». Когда мы с ними ознакомимся? Видимо, когда кончится лето.
Выйдя из зала адвокат Василий Гречкин сказал: « У вас в Тюмени, видимо, что-то с экологией не в порядке, на память влияет. То, что надо милиции, люди помнят, все остальное – не помнят».

Когда угонщики выходят на работу, милиция находится «вне зоны»

2 июля. Первая фраза судьи Надежды Сусан – «явка у нас сегодня хорошая!»
После вчерашнего скандала из-за неявившегося милиционера Велижанина и срыва по этой причине судебного заседания, меры были приняты. Пока Велижанин в отпуске, начали опрашивать других, прибытие которых оперативники оперативно обеспечили.
Каждый что-то подтвердил. Пенсионер подтвердил, что много лет назад у него угнали старенькую машину, а недавно вызывали и сообщили, что нашли в каком-то гараже номер от его машины. Саму машину – увы.
Дядечка средних лет рассказал, как он с братом покупал почти новенькие «Жигули». Проверили ПТС, съездили в ГАИ и пробили, не угнана ли. Там сказали, что в угоне не числится. Отдали деньги. А потом – бам, машину конфисковали. Оказывается, она все же угнана.
– Кто показывал вам машину? – спросила прокурор Тамара Стафеева.
– Рыжий.
– А кому вы деньги отдавали? – задала вопрос адвокат «Рыжего» (Мержоева).
– Хозяйке машины.
Кто она такая эта хозяйка, осталось неясно. В числе обвиняемых ее нет.
Достаточно важным свидетелем является хозяин гаража в кооперативе «Коллектор-2». По версии следствия в этом гараже три месяца разбирались или отстаивались угнанные автомобили. Он рассказал, что сдал его в аренду некому Ярославу, но когда через три месяца зашел в гараж, ничего подозрительного не увидел. И даже уверен, что никакие разборные работы там не велись: пол в гараже был таким же, как и раньше, и этот пол никто не подметал. Заехать-выехать – да, это вполне возможно происходило.
И вот, на самых последних минутах заседания в зал пригласили очаровательного свидетеля. Нет, не девушку. Пожилого мужчину, который представился сотрудником Запсибкомбанка.
– У вас угоняли машину? – вопрос прокурора.
– «Ниву-шевроле» темно-зеленого цвета в 2005 году от поликлиники №7.
– Машину так и не нашли?
– А кто ее ищет!
– Но документы нашли?
– Документы по работе, которые были в машине, нашли.
– Где?
– Сказали в каком-то гараже.
– Ваши?
– Мои.
– Уверены?
– Уверен как никогда. Слушайте, а могу я задать вам вопрос?
Надежда Сусан подняла голову и уточнила, кого он хочет спросить?
– Судью и прокурора.
– Свидетель не может задавать вопросы судье и прокурору, – ответила судья и закончила заседание.
На улице я догнал этого свидетеля, извинился, представился и спросил, какой вопрос он хотел задать?
– Хотел спросить, зачем меня вызывали, – ответил сотрудник Запсибкомбанка.
– Наверное подтвердить, что документы из угнанной машины нашлись в гараже, где бывали обвиняемые.
– Да что мне эти обвиняемые! Мою машину могли найти на следующий день. Я когда к поликлинике подъезжал, за мной черная «Ауди-А4» припарковалась. Окна затонированные в хлам. Опа, думаю, а что сидим, а почему не выходим, зачем подъехали? Последил за ней – не выходят. Номер запомнил и пошел. Только отошел, угнали мою темно-зеленую. В ноябре 2005 года таких зеленых в Тюмени угнали сразу аж четыре штуки. Заказ, видимо, был с Кавказа.
– Почему думаете, что заказ? – спросил я Владимира Николаевича.
– Зеленые машины плохо различимы в «зеленке» Дагестана или Ингушетии.
– Что дальше делали?
Сын по интернету бросил, кто где видел черную «Ауди» с цифрами номера 798. Милиции все рассказал, им номер передал. Сыну пишут по электронке – такая «Ауди» стоит около рынка «Мальвинка». Звоню оперативнику своему, что меня опрашивал, а у него номер– «вне зоны, вне зоны». На другой день узнаю, что еще одну темно-зеленую «Ниву-Шеви» угнали и как раз от «Мальвинки». Я чуть не каждый день звонил этому оперу Алику Евболатову, мол, поймали? А он ответил, что все материалы передал в оперативно-розыскную часть. Ну, и вот, три года прошло. Звонят, находят меня, говорят, что в суд надо придти, чтобы сказать, что мои документы нашлись в гараже, которые мне давно не нужны. Это договора 2005 года, зачем они мне сейчас?
Не искали они мою машину. Я к ним шесть раз приходил, чтобы справку получить, что машина угнана. Они и дело мое с трудом на третий раз нашли, не то что машину.
Владимир Николаевич из Запсибкомбанка так и не понял, зачем он в суд приходил. Единственный, кто его выслушал – журналист. На улице.
Воспоминания этого свидетеля про черную «Ауди» не понадобились в суде, так как, по версии следователей, обвиняемые передвигались по Тюмени на автомашинах других марок. Не «по делу» он твердит про эту «Ауди» уже три года. Не то зафиксировала его память, что понадобилось следователям после ареста Хижнякова и К.
С вечернего заседания только маленькая информация. В начале репортажа я упоминал пенсионера, у которого в 2003 году угнали старенькую «копейку». Оказывается, ему недавно следователь сообщил, что корпус этой «копейки» нашли еще в 2004. Почему же вы нам это сказали только в 2008 году? – спросил пенсионер следователя. По словам пенсионера, в ответ следователь лишь пожал плечами.
Следующее заседание – 14 июля. Как мне объяснили, без Велижанина невозможно обеспечить явку в суд самых важных свидетелей, а Велижанин отдыхает. Самыми важными я их называю потому, что на их показаниях строится обвинение конкретно Георгия Хижнякова. Эти люди, как говорят в судебных кулуарах, отказываются давать показания в суде под разными предлогами.
Прочитано 3829 раз Последнее изменение Четверг, 15 Ноябрь 2012 22:26
Другие материалы в этой категории: « Исключительная мера Липа милицейская? »
comments powered by Disqus