ПЕРВАЯ ВЕЧЕРНЯЯ ГАЗЕТА СТОЛИЦЫ
НЕФТИ И ГАЗА РОССИИ
Реклама  
Воскресенье, 14 Февраль 2010 13:18

«Володю можно сравнить с шаровой молнией»

Автор  Беседовал Михаил БОГАТЫРЕВ
Оцените материал
(1 Голосовать)
«Володю можно сравнить с шаровой молнией»Людмила АБРАМОВА:
«Володю можно сравнить с шаровой молнией»
25 января Высоцкому исполнилось бы 72 года
Владимир Высоцкий – одна из самых ярких и культовых фигур в российской культуре второй половины XX века. О нем написано много книг, статей, диссертаций и рецензий. В1993 году книгу воспоминаний «Факты его биографии» издала и вторая жена Высоцкого, подарившая ему двоих сыновей – Аркадия и Никиту, актриса Людмила Абрамова. Сегодня она потрясающий экскурсовод и в каком-то роде «живой экспонат» в Культурном центре-музее Владимира Высоцкого, в уютном здании которого с ней и встретился корреспондент «России».
– Людмила Владимировна, в этом году Высоцкому исполнилось бы 72 года, но ведь его нет с нами уже почти 30 лет...
– Меня мало беспокоит, что Высоцкий будет забыт или его место займут более современные и актуальные личности. Он совершенно не нуждается во всеобщем обожании. Как не нуждаются в этом ни Пушкин, ни Есенин, ни Маяковский. Волны модной любви, фанатизма, юбилейного ажиотажа периодически возникают по поводу самых разных людей. Потом затихают. Но Пушкин всегда остается Пушкиным. И Есенин остается Есениным. Отнюдь не в связи с тем, что был женат на иностранке и покончил с собой.
– Вы согласны с тем, что для многих почитателей таланта Высоцкого он прежде всего актер?
– Володя принадлежит к роскошному созвездию талантливых театральных драматических актеров 50-70-х годов. Хотя порой я сталкиваюсь с глубочайшим непониманием, что такое Высоцкий. Он не был профессиональным эстрадным певцом. Но немало тех, кто, кроме песен, ничего о нем не знает. Эти люди считают, что Высоцкий работал в театре только для того, чтобы иметь постоянную службу, чтобы его не гоняли как тунеядца. Не по собственному желанию, дескать, а как неизбежность. А ведь театральный актер – это высокое звание, это человек, который своим талантом и каторжным трудом борется за человеческое достоинство. Кому-то доставляет наслаждение, а кого-то повергает в муки совести. Как и всякий представитель искусства. Высоцкий стал исполнителем авторской песни, поскольку рамки театрального актера и возможности театрального репертуара не давали проявиться полностью его дарованию. Он не был отдельно бардом, это слово мало ему подходит, и не был отдельно артистом. Как не бывает отдельно артистов кино и артистов театра. Евгений Евстигнеев работал с одинаковым блеском как в театре, так и на съемочной площадке. Булат Окуджава интересен и как композитор, но главнее в нем то, что он бард и поэт. Нам вот это «разделятельство» завещал Сальери. Зачем «разымать музыку как труп и алгеброй проверять гармонию»? Высоцкий гармонию алгеброй не проверял. Больше того – он даже не умел ноты писать и страдал от этого. Однако творчество его от этого не страдало.
– Раз уж заговорили об Окуджаве, хочу спросить: правда, что Высоцкий считал себя его учеником?
– Я, конечно, так не скажу. Хотя Володя много раз это повторял. Но ведь Пушкин не только повторял, но даже опубликовал замечательную фразу: «Катенин (коему прекрасный поэтический талант не мешает быть и тонким критиком) заметил нам, что переход от Татьяны, уездной барышни, к Татьяне, знатной даме, становится слишком неожиданным и необъясненным». Это пушкинское примечание к «Евгению Онегину» читали все, но если кто-то читал хоть одну строчку или хотя бы название стихотворения поэтического таланта Катенина, я буду ему страшно признательна. Это не шалость гения, а благородство человека, который знает, что свой дар он получил от Бога, по отношению к тем, кто от Бога такого дара и в таком количестве не получил. У Высоцкого это было развито в наивысшей степени. Он любил, когда у людей начинали проявляться смежные творческие интересы и позывы к творчеству в разных направлениях. Володя радовался, когда Валерий Золотухин начал писать прозу. Восхищался. Многие строчки повторял. Бубнил про себя. Ему нравилось, что люди что-то еще делали. Ведь все это расширяет актерскую профессию.
– Которая, увы, умирает...
– Думаю, что не умрет. Да, она сейчас в плохом состоянии. Но она не умрет, потому что жажда играть у людей гораздо неистребимее, чем жажда смотреть, как играют другие. В какой-то момент эта жажда все равно прорвется. Другое дело, что придется начинать с нуля. Традиции отмирают. Сегодня поколение 40-летних не идет работать педагогами. Если настоящие актеры, Богом определенные к профессии, не пойдут работать в театральные вузы, то мы похороним русское актерское искусство. Не должна прерываться эта цепь, начавшаяся со Станиславского и Немировича-Данченко. Оно все равно прорастет, но не нашими трудами. И меня настораживает то, что сегодня каждый актерский вуз набирает не один курс, а несколько.
А актерских вузов в Москве, как собак нерезаных. Если при Володе в конце весны образование получали порядка ста человек, то скоро их будет тысяча. Куда всех девать? Я уж не говорю про качество образования.
– Как думаете, возможно ли повторение такого феномена, как Высоцкий?
– Не всякая эпоха нуждается в романтических трагиках. В какой-то социальной ситуации нужен другой герой, и он находится. Вспомните Бориса Бабочкина. Кто бы мог подумать, что этот представитель школы Малого театра станет на 70 лет героем экрана и создаст мифологической убедительности образ Чапаева. К сожалению, Бабочкин давно ушел. Но работают Алексей Баталов и Игорь Ясулович. Чрезвычайно умные и тонкие актеры. К сожалению, актерская юность Ясуловича потрачена не на самое главное. Но из каждого шага он извлекал уроки и пользу. И судьба принесла ему встречу с Камой Гинкасом, как когда-то судьба принесла Володе встречу с Юрием Петровичем Любимовым.
– Людмила Владимировна, кого можно назвать учеником Высоцкого?
– Учеником Володи себя называет Никита Джигурда. Только он зря это делает, потому что ничему у Володи он не научился. Сознательно пытается подражать Высоцкому, при этом делает это очень шумно. Володя тоже был заметным и шумным, но дело не в этом. Безусловно, Володин ученик – Никита Высоцкий, наш сын. Я бы назвала общим учеником Олега Ефремова, Аллы Покровской и Владимира Высоцкого – Михаила Ефремова. Александр Ф. Скляр в какой-то степени ученик Высоцкого. Я могу назвать еще двух его учениц, и не только в плане актерской манеры. Замечательная таганков-ская артистка Любовь Селютина. Я обратила внимание, что Люба при исполнении роли Медеи работает Володиным методом. У нее даже невольно, совершенно случайно, но абсолютно органично получился знаменитый жест Глеба Жеглова. Да и темперамент, внутренняя «Володю можно сравнить с шаровой молнией»сосредоточенность похожи на Володины. Последовательница и ученица Высоцкого, безусловно, Елена Камбурова.
– Я только что прослушал замечательный рассказ о жизни и творчестве Высоцкого в исполнении одного из экскурсоводов вашего культурного центра-музея. И мне запомнилась фраза: «Володина жизнь – это яркая комета, и он сгорел»...
– Это не экскурсовод придумала. Это теория Марины Влади, которую она излагала, когда обсуждалась тема памятника после Володиной кончины. Она говорила о том, что Высоцкий – метеор, сгоревший в ядовитой атмосфере России того времени, и что именно метеорит нужно положить на могилу. Марина помимо церковных законов еще не знала астрономии. Самый большой метеорит из тех, которые существуют, а не из мифических – Сихотэ-Алиньский. Он величиной чуть больше телефонного аппарата. Его разрезали на две части: одна принадлежит государству и находится в каком-то музее, а другая хранится лично у академика Петра Капицы. И академик Капица, который чрезвычайно уважал Юрия Петровича Любимова и любил Высоцкого, сказал, что готов отдать свою часть. Многие думали, что это какая-то глыба, и страшно обрадовались. Но когда увидели, что эта штуковина совсем маленькая, расстроились.
– А вы сами с чем бы сравнили Высоцкого?
– Мне не нравится сравнение с метеоритом, потому что метеорит не земного происхождения. Володя весь вышел из русской традиции. Он до такой степени русской землей рожден, что даже не имеет значения, что он не чисто русский по национальности. Настолько русская культура, русская ментальность, русское богоискательство, русская тоска по идеалу в нем густо замешаны, что я не могу сравнивать его с метеоритом. В плане форменных сравнений я согласна с Юрием Петровичем Любимовым, который сравнил Володю с шаровой молнией. Именно таким был Высоцкий.
Прочитано 2381 раз Последнее изменение Четверг, 15 Ноябрь 2012 22:26
Другие материалы в этой категории: « Закон что дышло БЕЗ ЭКСТРИМА »
comments powered by Disqus